Вход

Городище Большой Лог

Городище Большой Лог (или Городище ирменцев, по более ранней культуре поселенцев)

Городище находится в 6 км на восток от Омска, за пятым кирпичным заводом. Оно расположено на коренном берегу Оми, между спускающимися к реке глубокими оврагами — Большим (Крутым) и Четвертым логами. Берег реки в этом месте поднимается над поверхностью воды метров на 20.

С поверхности городища открывается долина реки Оми и заречная сторона. Сама природа очертила это место малодоступной гранью — крутыми спусками оврагов и рекой. С тыльной же стороны (от материка) оно было отделено рвом и земляными валами, которые и до сих пор не сгладились.

Городище «Большой Лог» – крупнейшее из известных ныне в Западной Сибири древнее поселение на реке Омь.

Открыл его в 1937-м году подросток Иван Калугин. Как мог простой школьник открыть древнейший археологический памятник, в тех ещё 30-х годах прошлого века? Расположенный к тому же далеко от города, в месте, где в то время практически никто не жил? Об этом сегодня можно только догадываться. Вероятно, паренёк ходил к мысу рыбачить. На лодке ли с отцом или пешочком. Кончилась наживка, копнул паренёк червей под горой, глядь, а там в земле глиняный горшок с необычным орнаментом. Отнёс в школу, показал учителю, а тот уже связался с музейными работниками. Они, в свою очередь, поставили в известность краеведа Андрея Палашенкова, который и заманил в Омск из Москвы этой находкой научную знаменитость.
 
Как бы то ни было, но городищем Большой Лог мы обязаны именно школьнику Ване Калугину. История благосклонно сохранила его имя. Ну а дальше взялись за дело профессионалы. Владимир Чернецов по приглашению Андрея Палашенкова смог приехать в Омск только после войны. Исследования проводились, начиная с 1945 года. Но научное открытие Большого Лога произошло только в 1951-м году, когда вышла статья Чернецова и Мошинской с сенсационным сообщением о том, что в городище на реке Оми люди жили на протяжении нескольких тысячелетий! Археологические находки красноречиво свидетельствовали о жизни в том месте людей в бронзовом веке, раннем железном и в позднем средневековье.
 
В августе 1949 г. экспедиция института Истории материальной культуры Академии наук (проф. Чернецов В. Н. и кандидат исторических наук Мошинская В. И. ) при участии школьников-краеведов произвела раскопки городища. Раскопки москвичей охватывали совсем незначительную часть территории Большого Лога, около 400 квадратных метров из 3-х тысяч, которые, по мнению Чернецова, занимало городище. Но найдено было столь много древнейших артефактов, что доказательная база научного открытия была собрана с избытком. К сожалению, все обнаруженные москвичами в Омске артефакты благополучно отбыли в Москву, где и остались.
 
Вскрыт культурный слой на площади 100 кв. м. Глубина залегания слоя равна 30-50 см. В нем отложились культуры трех периодов человеческой жизни на городище.

В нижней части культурного слоя, - лежащем на глинистом материке, обнаружена культура конца эпохи бронзы — начала эпохи железа, VIII—VII веков до нашей эры.

Здесь найдены каменный трехгранный пест и каменный растиральник, небольшая (8—10 см в диаметре) глиняная чашечка с изображением по краю звериных головок, служившая, видимо, для ритуальных целей; костяной клин-мотыга, перламутровая бусинка цилиндрической формы, значительное количество орнаментированных обломков глиняных плоскодонных сосудов. Также обнаружено большое количество костей и чешуи рыб, костей диких зверей и домашних животных — лошади и овцы. Надо отметить, что в эпоху бронзы скотоводство уже достигло значительного своего развития.

Второй раз на мысу возникло поселение много лет спустя, около начала нашей эры (I и III века).

В климатическом отношении это была эпоха развития степи и отложения степного чернозема.

На месте городища найдены глиняные сосуды, богато орнаментированные, костяные наконечники стрел, великолепной отделки костяной нож для чистки рыбы, каменная плитка для растирания красок.

По-видимому, эта культура в различных формах имела большое распространение в бассейнах Иртыша и Оми.

На берегу Оми в это время было распространено оседлое (или полуоседлое) хозяйство со скотоводством, рыболовством, охотой и, возможно, зачатками земледелия. Тогда-то, видимо, и были сооружены земляные валы, превратившие поселение в городище — защищенную территорию.

Носителями этой культуры были, по всей вероятности, угорские племена.

Новое, третье, заселение территории городища относится к XII—XIV векам нашей эры. Следы жизни обитателей городища этого времени выходят местами на поверхность площадки городища.

Здесь обнаружены небольшой железный серп, свидетельствующий о распространении земледелия, плоские глиняные пряслица — неотъемлемая принадлежность древнего веретена для прядения; бронзовая привеска, керамика грубой выработки (глиняная посуда отходила на второе место, появлялась посуда металлическая) и большое количество расщепленных костей.

Жилищем для населения городища служила неглубокая (0, 5 м) яма с наземным сооружением из жердей, обмазанных глиной. В одной из землянок при раскопках встречен очаг, типа чувала, имеющего большое распространение у ханты и манси.

В 1965-м году за Большой Лог взялись уральские учёные под руководством ещё одного светилы археологии Владимира Генинга. Он приступил к работе более основательно, чем Чернецов. Силы позволяли исследовать около тысячи квадратных метров городища. И уральцам просто несказанно повезло. Им удалось собрать за один сезон огромную коллекцию артефактов разных эпох и культур, которая теперь принадлежит Уральскому университету.
Омские археологи добрались до Большого Лога лишь в начале 90-х годов. Борис Коников вспоминает, как с группой своих студентов педагогического института увидел на городище удручающую картину: дачники распахали часть древнейшего археологического памятника под посадку картошки.
 
Именно это и определило направление раскопок. Было решено спасти то, что уже находилось чуть ли не во вскрытом состоянии. И как это часто бывает по русской поговорке «Не было бы счастья, несчастье помогло», обнаружил то, что не удалось найти ни Чернецову, ни Генингу: кулайское святилище. Пока единственное на территории Омской области. Древние люди кулайской культуры (таёжные воины, как их чаще всего называют – охотники, рыболовы и собиратели) верили в Верхний, Средний и Нижний миры и не чурались человеческих жертвоприношений. Жертвы эти своим богам они приносили в святилищах. В доказательство чего Борис Коников и обнаружил человеческий череп европеоидно-монголоидной расы (каковыми и были кулайцы) с треугольной дырой в лобном месте. В святилище были обнаружены и другие ценнейшие артефакты, среди которых роговой гребень с венчающими его двумя утками (излюбленная птица на изделиях кулайской культуры – середина I тысячелетия до н.э.– середина I тысячелетия н.э.).
 
Культурная многослойность
 
Однако, вовсе не таёжные воины – кулайцы первыми поселились на удобном высоком мысу на Оми. Большой Лог ещё называют городищем ирменцев. Они пришли на берег Оми раньше кулайцев. Появление ирменцев в Западной Сибири относят к III тысячелетию до нашей эры, к эпохе ранней бронзы. Это было скотоводческое население Приобья, известное в археологии как ирменское по поселению на реке Ирмень в Новосибирской области.
 
Особо крупные размеры ирменский посёлок на Оми приобрёл к X–VIII веку до нашей эры. «Это очень яркая культура, блестяще владевшая искусством плавки изделий из бронзы, – говорит Борис Коников, – Все музеи мира могут только гордиться наличием у них артефактов ирменской бронзы». Ирменцы были и первыми земледельцами в Сибири. Они хорошо знали, что такое плуг и соха почти 5 тысяч лет назад! Они же одними из первых на Земле стали разводить лошадей не для еды, а для транспортных целей. От культуры ирменцев оставался только один шаг к верховой езде и конному войску, совершившему переворот в жизни древних народов. Вполне вероятно, что, ирменцы получили это культурное наследие от древних Ариев – андроновцев, что ничуть не умоляет огромную ценность ирменской культуры. И артефакты её присутствия в Большом логе были найдены в изобилии.
 
Вслед за ирменцами пришли на Омь таёжные воины. Они были, конечно, воинственными. Как и все в те времена, кто хотел сохранить свой род. Но даже кулайцы с их человеческими жертвоприношениями предпочитали не вступать в открытое противостояние с коренным народом. Они селились на свободной земле. Да и штурмовать надёжно укреплённое с трёх сторон самой природой городище (крутой берег реки высотой до 25 метров и глубокие овраги справа и слева), было делом безнадёжным.
 
Можно только предположить, что ирменцы покинули своё городище на Оми, и его заняли кулайцы в V–VI веке до нашей эры. Они не уничтожили покинутое поселение, а укрепили его и отстроили заново. Некоторые учёные считают кулайцев предками самодийцев – древних угров и хантов. Другие считают, что ханты и манси к кулайцам не имели никакого отношения. Для нас же важно, что кулайскую культуру в Большом Логе сменила на рубеже веков культура самодийская, которая и просуществовала там вплоть до средневековья нашей эры. Самодийцев вытеснили на далёкий Север не только с Оми, но и со всей Западной Сибири кочевые племена татар предположительно во времена Чингизхана. Ненцы, как самое большое племя самодийцев, освоили, благодаря этому нашествию татар Таймыр. А в Большом Логе с тех пор поселились сибирские татары. Они и придали этому месту признаки не городища, а города, где были разнообразные ремёсла и чеканились деньги. Борис Коников допускает, что в эпоху хана Кучума в Большом логе стояла мечеть. Исламизация Западной Сибири как раз и происходила в позднее средневековье – в XIV–XVI веках.
 
Скорее всего, не при Ермаке, а только после прихода в устье Оми Ивана Бухгольца со своим отрядом, татары ушли из своего города, который затем уже никому не понадобился. Обветшал, развалился, зарос сорняком, покрылся слоем разложений… Выветрился из памяти даже тех, кто когда-то, видимо, его видел не раз. К примеру, казаков, объезжавших далеко по степи Омскую крепость. И только в 1937 году омский школьник Иван Калугин, сам того не ведая, обнаружил древнее городище!
 
Уникальный исторический памятник
 
Как это ни печально, но кроме Большого Лога в Омске не сохранилось ни одного древнего археологического памятника, на территории которого можно было бы поставить музей, внести его в туристическую инфраструктуру города. Практически равнозначная Большому Логу по своей тысячелетней истории Омская Площадка (Стоянка) давно застроена. Её печальная судьба предупреждает нас и о возможном будущем Большого Лога. Он сохранился просто чудом. Вокруг – сплошные дачные кооперативы. С территории археологического памятника растаскивают культурный слой. Для дачников – это гумус – плодороднейшая земля. Холмы, окружавшие Большой Лог, о которых писал Палашенков в своих исследованиях, давно срыты тракторами.
 
По мнению профессора Коникова, под этими холмами, наверняка, были древние захоронения тех же ирменцев и кулайцев. Тем не менее, археологические исследования Большого Лога за 65 лет после их начала затронули только треть всей его площади. Он продолжает хранить в себе тайны, которые только предстоит открыть следующим поколениям, если мы сохраним для них Большой Лог.
 
Не требуется много вложений, чтобы огородить территорию, сделать её охраняемой. Вне всякого сомнения, уникальность этого исторического памятника, его месторасположение на Оми и красота привлечёт туда туристический бизнес. Городище можно будет реконструировать, разместить там музей археологических находок ирменской, кулайской, самодийских культур и более поздней культуры сибирских татар. И не такие уж это несбыточные мечты для отцов миллионного города, жители которого практически ничего не знают о богатейшей истории места, в котором они родились.

Источники: http://www.omskcity.ruhttp://omchanin.livejournal.comhttp://www.nat-geo.ruhttp://wikimapia.org;

http://vomske.ruhttp://earth-chronicles.ruhttp://earth-chronicles.ruhttp://omskmark.moy.suhttp://arheologija.ru

http://omsk-turinfo.com

 

From:
Другие материалы в этой категории: « Омская стоянка
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии