Вход

Как лечили на Руси

Как лечили на Руси / Изображение: public domain public domain Как лечили на Руси / Изображение: public domain

Лекарское искусство и собирание целебных трав старо, как само человечество. Оно было возведено в ранг искусства в эпоху античности, почти погибло в темные века средневековья, а потом мучительно возрождалось, как и все остальные направления науки и культуры. История же врачевания на Руси несколько иная.

Наследие Авицены или не хреном единым

По сравнению с западными соседями, искусство врачевания в Киевской Руси находилось на весьма высоком уровне. Основой его было славянское травознание — унаследованный от предков опыт, который передавался из поколения в поколение. Для изготовления целебных настоев и отваров использовали подорожник, багульник, цветки липы, березовые почки, кору ясеня, полынь, крапиву, можжевеловые ягоды, лук, чеснок, хрен, мед, кобылье молоко, панты оленя и многое другое. Особое место в традиционном лечении занимала баня.

Вторым источником врачебных познаний и вдохновения были знания полученные от соседей, прежде всего, из Византии и, опосредованно, от среднеазиатских стран. В Константинополе, в отличие от Западной Европы, сохранялись античные научные традиции, а в странах, расположенных на Великом шелковом пути они еще и обогатились китайскими и индийскими знаниями. Достаточно вспомнить жившего в Х веке знаменитого перса Абу Али Хусейна ибн Абдуллаха ибн аль-Хасана ибн Али ибн Сину, известного у нас как Авицена. С торговыми караванами новые лекарства и идеи попадали в Византию, а оттуда и на Русь.

Существует предположение, что дочь киевского князя Мстислава и внучка Владимира Мономаха и шведского короля Инге Старого Евпраксия, которая была отдана замуж за сына византийского императора и жила в Константинополе, даже написала трактат «Алимма», то есть «Мази». Подлинник этого манускрипта находится во Флоренции. Сам факт написания его именно Евпраксией (в крещении Зоей) большинство ученых подвергает сомнению, но бесспорно, что писавший его был хорошо знаком с трудами Гиппократа и Авицены. И на Руси о них тоже прекрасно знали, особенно монахи-книжники, многие из которых были выходцами из Византии. Чего стоит хотя бы трактат «Галиново на Иппократа», переведенный в Кириллово-Белозерском монастыре и содержащий краткий пересказ идей древнеримского лекаря Галена.

Кстати, именно монастыри в Древней Руси были центрами передовых медицинских знаний и именно в них появились первые, говоря сегодняшним языком, стационары для больных.

Подарок королевы Елизаветы

К сожалению, эпоха рассвета медицинской культуры на Руси продолжалась не долго, и к XV веку о серьезных научных знаниях почти забыли. Отчасти сказалось татарское нашествие, во время которого были разрушены многие монастыри и погибли как древние манускрипты, так и носители уникальных знаний, не менее важным фактором стала и серьезная трансформация религиозного сознания, которое теперь резко конфликтовало с научным знанием. Его заменила молитва и смирение. В более позднее время сказывалась и изоляционистская политика великих князей Московских. В Европе же в эти годы наоборот возрождаются традиции античной науки. Функционировала знаменитая Салернская врачебная школа, медицинские факультеты возникали во всех крупных университетах. Огромный вклад в развитие медицины как науки внес Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенхайм, прозванный Парацельсом. Он же заложил основы современной фармакологии.

«Химия — один из столпов, на которые должна опираться врачебная наука. Задача химии вовсе не в том, чтобы делать золото и серебро, а в том, чтобы готовить лекарства». Парацельс

В итоге, богатые люди Московии вынуждены были прибегать к помощи иностранных лекарей, которые все чаще стали приезжать на Русь и пользовать здешних пациентов. Началось это еще при князе-объединителе Иване III и его ближайших наследниках. Впрочем, касалось это весьма ограниченного круга богатеев, остальные жили по старинке, в основном спасаясь традиционными методами. Венецианец Марко Фоскарино, посетивший Москву в 1557 году, писал, что у русских «нет философских, астрологических и медицинских книг. Врачи лечат по опыту и испытанными лечебными травами». Разделения на докторов и фармацевтов (как тогда говорили аптекарей), которое уже произошло в Европе, до России в это время еще не добралось.

В середине XVI века в Англии была создана «Московская компания», торговые и государственные связи стали оживленнее. В начале 1557 года в Англии даже побывало первое русское посольство, которое возглавлял вологодский дворянин Осип Григорьевич Непея. Он то и передал просьбу Ивана Грозного о направлении в Москву квалифицированного врача и аптекаря. Так в России оказался выпускник Кембриджского университета доктор медицины Ральф Стэндиш.

Иван Грозный пригласил английских специалистов отобедать с ним во дворце, выделил им лошадей, определил немалые гонорары — семьдесят рублей доктору и по тридцать аптекарям. А Стэндишу еще и соболью шубу покрытую травчатым бархатом со своего плеча презентовал.

Несколько лет английский доктор заботился о драгоценном пациенте, естественно, используя лекарства, сделанные его соотечественниками аптекарями. Потом засобирался на родину. Взамен его Иван Васильевич просил королеву Елизавету прислать другого, и в 1568 году она направила к нему доктора Арнульфа Линдсея. Выходец из Фландрии считался знатным специалистом, был автором ряда научных трудов. По свидетельству одного из первых русских эмигрантов князя Курбского царь Иван к новому доктору «великую любовь всегда показывавше, лекарства только от него приймаше». Хотя лекарства все же скорее изготавливал британский аптекарь, прибывший вместе с Линдсеем.

К сожалению, доктор Линдсей и аптекарь Томас Карвер погибли при пожаре, и Иван снова вынужден был обратиться к Елизавете с просьбой прислать ему врача. Королева благосклонно согласилась:

«Посылаю тебе доктора Роберта Якоби как мужа искуснейшего в лечении болезней, уступаю его тебе, брату моему, не для того, чтобы он был не нужен мне, но для того, что тебе нужен. Можешь смело вверить ему свое здоровье. Посылаю с ним в угодность тебе аптекарей и цирюльников, волею и не волею, хотя мы сами имеем недостаток в таких людях». Из сопроводительного письма английской королевы Елизаветы.

Королева не преувеличивала, Якоби действительно был ее личным врачом и доктором медицины Кембриджского университета, считался одним из самых уважаемых лекарей Англии. Для ученых европейских аптекарей была создана Государева аптека, где теперь готовили лекарства для членов царской семьи. Остальным, по-прежнему, болеть не полагалось.

Для «бережения Москвы от заразы»

Последнее изменениеВоскресенье, 30 Июль 2017 08:48
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии