Вход

Сибирское чудо. Сергей Алексеев

Таинственные места России ждут путешественников и исследователей

Что такое Сибирь? Это лес, тайга, охота и рыбалка или та географическая точка, куда как в воронку стягиваются окружающие территории, которая всегда манит назад того, кто там родился или хотя бы однажды побывал? Чем привлекают путешественников сибирская тайга, горы Урала, вулканическое плато Путорана? Как к человеку «приходят» места, которые он должен посетить? Сколько загадочных географических точек на нашей планете? Кто разгадает их тайны? Русский писатель Сергей Алексеев рассказывает о своей малой родине в Сибири, о работе геологом на Таймыре, путешествиях по Уралу и о новом романе, посвященном одному из таинственных мест России.

Сергей Алексеев: И все так складывалось, все так получилось, я родился в Сибири, хотя родом мои предки из Кировской области, с Вятки, но я родился в Сибири. Для меня Сибирь – это некое место, причем маленькое, моя родина, конкретно малая родина, берег реки, на котором я родился и вырос. Первое прикосновение к миру, которое я получил на этом маленьком пяточке, воронкообразное расширение началось вот этого мира. И все это отмечают, где я родился, у меня сын сейчас там Алексей, я его привез первый раз туда, ему было, по-моему, лет пять, первый раз привез, он до сих пор в это место влюблен, до сих пор его тянет туда, он до сих пор ездит туда. И все, кто приезжает туда, они говорят, это некое место, некая точка, в которой трудно, чтобы не образовалась эта воронка, в которую начинают втягиваться другие географические территории, но они всегда соизмеряются с этой точкой. Лес, тайга, охота, рыбалка, то есть я должен был стать охотником-профессионалом, но меня привлекала тайга, походы и так далее не потому, что я родился в тайге, а потому что мне было интересно, поэтому я пошел учиться в геологоразведочный. Знание земли, меня привлекали все время недра земли, я столько ям накопал в детстве, я пытался понять, а что дальше, а там еще глубже, там рыхлятина одна, это Западно-Сибирская низменность, песок да глина, там больше ничего нет. Я думаю, не может быть, еще что-то должно быть. Я выкапывал яму, однажды меня чуть не завалило в такой яме, родители беспокоились, ты что капаешь? Я говорю, мне интересно, а что дальше там. Поэтому я не случайно оказался в геологоразведочном. И потом меня повлекло, Таймыр, я наконец сейчас возвращаюсь к таймырской теме, потому что я на Таймыре работал геологом, недолгое время правда, потому что экспедицию закрыли. Но на Таймыре в то время еще в 1974 году я впервые услышал о плато Путорана. Но тогда у меня и мысли не было о литературе, о каких-то исследовательских, но вот это само звучание этого имени приковало меня. Я с тек пор все время думаю, но я туда не смог попасть на плато Путорана, потому что наша экспедиция работала на Попегае, а плато Путорана от Норильска на юг, наоборот, а мы работали от Норильска на север, но я все время был привязан. И вот это плато Путорана, сейчас мы экспедицию туда одну, одна уже экспедиция была, на будущий год мы уже попытаемся собрать деньги, чтобы арендовать вертолет, потому что очень много сил уходит на то, чтобы добраться туда, просто выматываются люди, молодые сильные люди выматываются вдребезги, потому что надо 40 килограмм рюкзак с собой тащить.

Вот эти места, они тоже приходят не случайно. И самое интересное, в 1986 году я первый раз, я Урал проезжал на поезде, на самолете пролетал и никогда там не путешествовал. Вот это история, описанная в романе «Сокровища валькирии. Правда и вымысел», она имеет под собой реальную основу. Дед мне все про Урал рассказывал, мне было 11, когда он умер, поэтому я помню, на рыбалке он мне все, Урал, Урал, он рассказывал какие-то потрясающие вещи, как сказки. Он, видимо, много что там увидел и посмотрел, и вот я даже сейчас вспоминаю его рассказы, охватывает холодком, потому что он, как-будь то, меня настроил, еще мальчишкой настроил, и Урал для меня это была какая-то земля обетованная, и куда я должен обязательно попасть. Вот появилась возможность в 1986 году, я первый раз самотопом поехал без всякой подготовки, без карты, без ничего, один компас и саперная лопатка, больше ничего не было, даже оружия с собой не было. И я пошел первый раз, и я понял, что вот где теперь полжизни будет связано с Уралом.

Вот эти географические точки на Земле, как начиная от первых ямок, которые я копал у себя на родине, пытаясь понять землю, эти географические точки, их бесконечно множество на земном шаре. А у нас в России жизни не хватит, чтобы все обследовать.

Рекомендуем:

Ненаучный метод познания мира. Сергей Алексеев

Главный враг науки - Академия наук

Мы переживаем исторические времена

 

Последнее изменениеПятница, 12 Август 2016 18:22
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии