Вход

Русь, русы и арии на Русской равнине в древности

Избранное Русь, русы и арии на Русской равнине в древности

Публикация первых частей работы А.А. Клёсова «Миграции ариев от 6000 до 3000 лет назад» (часть 1, часть 2) вызвала оживленную дискуссию, которая затронула и вопрос о русах как насельниках Восточной Европы – концепцию, которую я развиваю в моих исследованиях. Некоторые читатели высказывали уверенность, что этноним русы появляется в источниках очень поздно, не ранее VIII в. н.э., поэтому, по их мнению, более корректно использовать термин арии применительно ко всем носителям ИЕ в Восточной Европе со времени миграции сюда представителей субклада R1a-Z645 в виде двух дочерних ветвей Z93 и Z283>Z282>Z280. Этим читателям возражали и напоминали о том, что летописи – отнюдь не единственный источник для исследования древнерусской истории и что в моих работах я использовала такой источник как гидронимику с корнем рос-/рус-/рас-, которая очерчивает определенную территорию, где проживает народ и находится страна с аналогичным названием.
 
Данный обмен мнениями показал, что моя идея о древних русах как одном из насельников в Восточной Европе одновременно с ариями, требует развития и наполнения ее бóльшим содержанием. Поэтому я решила предложить вниманию читателей тот материал, который у меня собрался по данной теме, но пока в сугубо тезисной форме, как информацию к размышлению.

К вопросу об источниках о Руси и русах. Разумеется, корпус источников, которые дают сведения о Руси и русах, намного обширнее того ограниченного числа русских летописей, на которые привыкли опираться в исследованиях по данному вопросу. Так, сейчас известно, что у представителей фатьяновской культуры (эпоха бронзы) есть отдельные примеры по ископаемым ДНК с выявленным гаплотипом R1a-Z280, т.е. гаплотипом, который является преобладающим и у современных русских. Кроме этого, есть трупоположения, характерные для R1a. Эти факты позволяют уже сейчас говорить о фатьяновцах как прямых предках современных русских. Добавлю к этому, что данные ДНК эстонцев, полученные от нескольких независимых полевых выборок из Эстонии, дают примерно 1/3 долю гаплогруппы R1a. Это на том же уровне, что и у говорящих на индоевропейских языках латышей и литовцев. Такой результат явно оказался сюрпризом для исследователей, поскольку у ближайших родственников по языку, финнов, доля гаплогруппы R1a не превышает 5%. Причем у эстонцев гаплогруппа R1a представлена старыми ветвями, с предками, жившими более 4500 лет назад. Это – объективное свидетельство того, что носители ИЕ языков были субстратом для мигрировавших на Балтику представителей финно-угорской семьи языков. Мне было интересно отметить, что один из субкладов является северо-евразийской ветвью Z92, т.е. нижестоящей ветвью субклада Z280.
 
Возвращаясь к упомянутой дискуссии, можно уже сейчас уточнить, что речь в ней могла бы идти только о правомерности использования этнонима русы в Восточной Европе в период бронзы, поскольку физическое (или биологическое) присутствие предков русских в Восточной Европе уже в ту эпоху получило благодаря ДНК бесспорные доказательства. Занимаясь много лет развитием концепции начального периода русской истории, начиная с расселения на Русской равнине носителей ИЕ, я обращала внимание на обилие гидронимов с корневым компонентом рас-/рос-/рус или русь в Восточной Европе и определяла этот факт как свидетельство исконного проживания на данной территории народа с аналогичным именем, т.е. народа русов, причем проживания с древнейших времен, ибо хорошо известно, что гидронимы хранят очень архаичный языковой пласт, т.е. топонимика – это также важный источник для исследования начального периода истории страны и народа.
 
В качестве аргументации я давала отсылку к наблюдениям античных авторов и приводила по этому поводу отрывок из работы петербургского археолога И.Н. Хлопина, который писал: «Страбон и Птолемей многократно упоминают случаи, когда совпадают топоним, гидроним и этноним, что может означать только исконное проживание упомянутого в них народа в данном месте» (Хлопин И.Н. Афанасьевская культура (историческое содержание) // Грязнов М.П. Афанасьевская культура на Енисее. СПб., 1999. С. 79). Таким образом, люди издавна интересовались вопросом о том, где искать прародину того или иного народа. По наблюдениям еще античных авторов (Страбон, Птолемей), если в какой-то местности совпадают название страны, гидроним и этноним, то там и будет прародина народа – носителя данного имени. И это вполне объяснимо. Ведь речь идет о дописьменных временах. Поэтому народ, который как первопоселенец осваивал какую-либо запустелую обезлюдившую землю, как бы очерчивал ее по периметру своим именем, давая его название природным феноменам, отделявшим ее от других земель. Как правило, это были реки или горы.
 
Этот феномен достаточно хорошо известен в этнологии и используется многими исследователями при определении прародины того или другого малого народа, поскольку место нынешнего проживания некоторых народов нашей страны не всегда является их колыбелью. При написании более подробного исследования на эту тему я обязательно приведу и обстоятельную историографию проблемы, поскольку означенный феномен известен где угодно, кроме русистики.
 
Здесь же хотелось оговорить только один момент. Когда я в предыдущих работах писала об означенном феномене, то часто получала заявления типа: «Я изучаю гидронимию своей малой родины, в пределах нескольких районов Могилёвской области. У большинства названий рек встречаются аналоги на обширной территории Восточной Европы. Например, есть такая маленькая речка Лимничанка. Так, реки с корневой основой лем-/лям-/лим-/лом- распространены на территории от Карпат до Урала: Лимница, Лема, Лемва, Ломва. Значит ли это, что они являют собой метки проживания на этих бескрайних просторах какого-то народа с названием лемь? Думаю, нет. Поэтому также нет причины связывать корень *ros- с народом русь, потому как эта «водная» основа является одной из многих, которые имеют очень широкое распространение. Во всяком случае, в том варианте, как это отображено в статье».
 
Есть люди, которые умудряются все, что угодно поставить с ног на голову. Мы что ищем?! Прародину реки?! Нет, мы ищем прародину народа и его названия. Известен нам народ лемь? Неизвестен. Следовательно, мое рассуждение о совпадении этнонима, гидронима и названия страны сюда никак не относится. Названия рек и названия мест проживания (например, название родной деревни) переносились людьми при переселениях, но это совсем иное дело. Поэтому при отыскании прародины народа за исходный пункт надо и брать народ и его имя. Известен нам народ русы? Известен. Известна нам страна Русь? Известна. Соединив эти два компонента, смотрим, какая местность отмечена совпадением данных названий и с аналогичными гидронимами? Ответ найден – Русская равнина. Но ответ может быть найден только тогда, когда мы идем от этнонима к гидрониму, а не наоборот.
 
Теперь следовало бы поговорить о «водной» основе слов с корневыми компонентами рас-/рос-/рус, а кроме того надо обосновать хронологическое совмещение названных гидронимов с периодом расселения носителей ИЕ в Восточной Европе, поскольку приходилось получать вопросы и по этому поводу: дескать, неизвестно, когда эти реки получили свои названия.
 
Но сначала об ариях. Восточноевропейская топонимика отнюдь не пестрит именем ариев, но все же оно отразилось в таких гидронимах как река Арий на Урале (Свердловская обл., Челябинская обл. и др.), река Арий – приток Ирени в Пермском крае, река Ария – приток Лозьвы (бассейн Иртыша). Тем не менее, факт их присутствия в Восточной Европе как минимум с III тыс. до н.э. признается всеми исследователями, работающими в данной области (из российских ученых могу назвать, например, Э.А. Грантовского, Г.М. Бонгард-Левина, Н.Р. Гусеву, С.В. Жарникову), что засвидетельствовано, в частности, лингвистическими исследованиями и анализом мифологического наследия. Крупным современным вкладом в означенную проблему являются исследования А.А. Клёсова об ариях и их ИЕ языках в Европе. Поэтому хоть имя ариев наиболее полно проявляется «в походах», т.е. после их ухода из Восточной Европы и по пути миграций, но проявляется так мощно, что очевидно, что оно существовало уже в недрах родительской общности R1a-Z645, о чем свидетельствуют и вышеприведенные гидронимы.


 
Для полноценного развития исторической концепции важно постараться представить, как сосуществовали носители двух дочерних ветвей Z93 и Z280 в Восточной Европе. Напомню мое давнее умозаключение о том, как взаимодействуют два этносоциальных коллектива при необходимости существования в рамках единой общности: от одного «партнера» принимается имя, от другого – язык. Думается, что подобная модель угадывается и за жизнедеятельностью двух ветвей древнеарийской общности после их миграций на Русскую равнину. Доминировать стало одно имя, и это было имя русьили русы, а язык, отразившийся в исторической топонимике Восточной Европы от южных до северных широт, ученые, исследовавшие этот вопрос (топонимика юга Восточной Европы исследовалась О.Н. Трубачевым; топонимика северных и центральных областей Восточной Европы – Н.Р. Гусевой, С.В. Жарниковой, Е.А. Колеватых), определяют как арийский (или как близкородственные арийские диалекты). Этот язык, сложившийся в результате длительного пребывания на одной территории близкородственных представителей R1a-Z93 и R1a-Z280 проявляется и в схожести индоиранских и русских корневых компонентов крупнейших гидронимов Восточной Европы. Анализ одного из таких корневых компонентов может послужить иллюстрацией для выяснения поставленной выше задачи о сосуществовании древних ариев и русов: как их взаимно близкие элементы языка и сакральные представления влияли на создание этнонимов.
 
В гимнах древнеиндийского памятника «Ригведа» упоминается некая северная река Rasā. Но в «Ригведе», как пишет Н.Р. Гусева, слово «раса» имело и такие значения как «жидкость, сок, главная сущность», в «Махабхарате» же «расой» определялись «вода, питье, нектар, молоко». Как Н.Р. Гусева, так и австрийский индоевропеист, знаток санскрита М. Майрхофер этимологически связывали древнерусск. росу и санскр. rasa – сок, суть и т.д. Э. Брайант утверждал и соответствие ведийской Расы как обозначения реки с таким славянским обозначением для гидронимов как «роса».
 
Этимологическое родство санскритской «расы» и русской «росы», действительно, не полежит сомнению. Например, в словаре В.И. Даля приведены значения для русского слова «роса», которые содержат значения, перекликающиеся с вышеприведенными значениями санскритск. «расы»: а) влага, жидкость: роса, туман, испаренья, опадающие влагою на землю и нередко стоящие каплями на растеньях, жемчужная роса, бисерная; без росы и трава не растет; роса мочит по зарям, дождь по порам; пошли, Господи, тихую воду да теплую росу (при первом громе) и пр. б) природное благо, сакральный дар, божья благодать: все мы растем под красным солнышком, на Божьей росе; оросить, орошать, поливать. Росодавец, -датель, -податель, кто дает, ниспосылает росу, орошает землю. Росоточивая почва. в) персонификация божества: Роса, зап. праздник Ивана Купалы. Сейчас праздником Росы называют и праздник Ивана Купалы в Литве. Н.Р. Гусева совершенно верно резюмирует, что «раса» и «роса» как влага, как источник питьевой воды и орошения земли становятся главной сутью соков всех растений и «главной сущностью» каждого живого тела.
 
Но кроме этимологического сходства, русская роса, как и ведийская раса выступает в форме гидронима, причем в русской топонимике выявляются оба варианта. В Поочье есть река Роса, а также такие варианты как Ароса, Таросья, Тросна и Рессета (данные взяты из статьи С. Рябова, Словарь народных географических терминов, объясняющих названия рек Козельского района. Газета «Козельск», №№ 68-73, июнь 1999 г.). В моих предыдущих работах я приводила такие гидронимы как Раса или Ареса (рус. Оресса) – река в Белоруссии, а также река Раса в Сербии (бассейн Черного моря); Неман/Рось (Руса); Рось или Руса – река в Новгородской губернии; Русь, приток Нарева (Зап.Белоруссия и Польша); Рось, знаменитый приток Днепра на Украине; Руса, приток Семи или Сейма; Рось или Эмбах в Лифляндии или Эстонии; Рось – Оскол; Порусья, приток Полиста в Новгородской области, у города Старая Русса и пр.
 
В русском языке (или шире – в славянских языках) аналоги санскритской Расы имеют богатый спектр чередований в корне: рас-/рос-/рес-/рус-/русь. Это позволяет предположить, что название священной реки Расы родилось у русов и ариев в Восточной Европе до ухода ариев. И его арии унесли с собой, сохранив как реликт в неизменной форме. А в Восточной Европе у оставшихся там носителей ИЕ образ священной Расы получил живое развитие в языке и воплотился во множестве речных названий. Почему? По-моему, потому, что название священной реки трансформировалось в имя народа, в этноним русы. У ариев же Раса осталась только в исходной форме, как название реки, овеянное мифами. Они унесли с собой из Восточной Европы имя другой реки, а именно Арий/Ария и сделали его свои народным именем. Этим именем они нарекали реки по пути своего движения. В упомянутой работе И.Н. Хлопина упоминается река Теджен (Афганистан, Туркмения), которую античные авторы назвали рекой Арий. И.М. Дьяконов называл реку Гери-руд в Афганистане как исток реки Ария.
 
И вот мы подошли к важному вопросу: к специфике образования этнонимов у древнейших носителей ИЕ от священных гидронимов, чья сакральность усиливалась часто персонификацией реки с божеством того же имени. Имя ариев совпадает с аналогичным гидронимом Арий/Ария. Это имя отразилось в названиях областей, на которых пребывали арии в ходе миграций, но которые были размыты в процессе исторического развития, как принесенные издалека. Так, известно древнее название Иранского нагорья – Ариана, которое относилось ко всему нагорью, а не только к территории современного государства Иран. Переводчица РВ Т.Я. Елизаренкова отмечала закрепление полумифического названия Ариаварта в Индии за областью от современного Дели до Матхуры, считающейся центром брахманской культуры.
 
Современные индийцы и официальное название республики Индия происходят от исторического названия реки Инд, т.е. народ Инда и Индская страна. Есть основание утверждать, что это название также было унесено ариями из Восточной Европы. Известно множество восточноевропейских гидронимов с корнеминд- (не привожу их, как не относящихся непосредственно к теме этих заметок). Особо плотное их скопление отмечается на Русском Севере. Причем именно русская традиция вплоть до XVII в. хранила память о стране Индии на побережье Ледовитого океана, о чем свидетельствует рассказ у Карамзина, приведенный им при описании приема у Лжедмитрия: «Во время обеда привели двадцать лопарей, бывших тогда в Москве с данью, и рассказывали любопытным иноземцам, что сии странные дикари живут на краю света, близ Индии и Ледовитого моря, не зная ни домов, ни теплой пищи, ни законов, ни Веры» (Карамзин Н.М. История государства Российского. Книга III. Т. X. М., 1989. С. 151). Явно в эту Индию или царство Индейское ходил походом былинный Вольга и где потом сам становился царем.
 
В кельтской (ирландской) мифологии божественной матерью-прародительницей валлийцев или уэльсцев, а также ирландцев считается Дон/Дану/Дана (ирл. Danu, валл. Danu, брет. Annu, гэльск. Danu). Предки этих народов в мифах назывались народом богини Дану/Tuatha De Danann и правили Ирландией до прихода так называемых милезианцев, у которых счет родства пошел по отцовской, мужской линии, в силу чего стали меняться и этнонимы (Гусева Н.Р. Славяне и арьи. Путь богов и слов. М., 2002. С. 45; Маккалох Д. Религия древних кельтов. М., 2004. С. 57-62). Теоним Дану/Дана родственен ведийскому теониму Дану – матери гигантов-данавов. И оба теонима обнаруживают семантическое родство с санскр. дану (санскр. dānu-«влага»), которое в РВ обозначает реку вообще. Н.Р.Гусева указывает, что корневой компонент в ведийском дану сходен с корневым компонентом днъ-/дън- в русском слове дно, значение которого как низ какого-либо водного объекта, вместилища совпадает со значением русла реки – вместилища водного объема и в ведийские времена должно было обозначать реку вообще. Корневой компонент дану/дън образовал целый ряд гидронимов в Восточной Европе: Дон, Днепр, Дунай, Днестр. По гидронимам можно проследить путь этого имени из Восточной Европы до Британских островов, где в южном Йоркшире также протекает свой «тихий» Дон.
 
С именем богини Даны, на мой взгляд, перекликается имя Дана – легендарного правителя народа данов, передавшего ему свое имя, согласно Саксону Грамматику: «Датчане ведут свое происхождение от Дана и Ангеля, сыновей Хумбле. Они – родоначальники нашего народа и его первые правители. Дан и Ангел были наделены королевской властью в награду за их мужество. …Согласно древнейшим сказаниям, королевский род Дании от блистательных истоков и до наших дней ведет свое происхождение от Дана» (Saxo. Danmarkskrøniken 1. S. 26).
 
Контакты между северо-западом Европы, включая Ютландский полуостров, и Британскими островами имеют древнее происхождение, и носили, наверняка, самый разнородный характер, включая и брачный обмен, что означало и обмен именами прославленных предков, в том числе, и именами предков по женской линии. Более прославленное женское имя, чем имя матери – прародительницы Даны у древних британцев трудно себе представить. Поэтому вполне логично предположить, что имя родоначальника датчан Дана пришло в будущую Данию с Британских островов таким же образом, как имя родоначальника англичан Англа пришло в будущую Англию с запада Южной Балтии. Тем более что никакой существенной «этимологии» по имени Дана германистика до сих пор не предложила, хотя мужское имя Дан популярно во всех скандинавских странах. Женское имя Дана, насколько я знаю, не распространено на Скандинавском полуострове, но встречается на европейском континенте.
 
Приведенные примеры демонстрируют наличие древнейшей индоевропейской традиции рождать этноним от названия священного источника, чаще всего, реки. Именно эта традиция и объясняет связь имени Руси и русов с многочисленными гидронимами с корневыми компонентами рас-/рос-/рес-/рус-/русь. Но выше я заметила, что следует обосновать хронологическую древность названных гидронимов в Восточной Европе, т.е. их соотносимость с периодом расселения носителей ИЕ в Восточной Европе, подкрепив вышеприведенную аргументацию о тождестве санскритской «расы» и русской «росы» и производных от них восточноевропейских гидронимов. Для этого вернусь еще раз к ведийской реке Rasā.

Известный немецко-американский исследователь Ригведы М. Витцель определенно отождествлял с Волгой как ведийскую Расу, так и авестийскую Ранху, сохраненные в древнегреческом как Ра: «…the Vedic Rasā (RV, JV), the East Iranian Ranhā and the north Iranian Rahā, which is preserved in Greek as Rhā, where it designates the river Volga» (Witzel M. Rgvedic history…). Российский историк-антиковед А.В. Подосинов разделял эту точку зрения: «Возможно, что самое древнее свидетельство о Волге и ее названий содержится в древнеиранской «Авесте» – памятнике зороастризма… почти общепринятой датировкой является конец II – первая половина I тысячелетия до н.э… упоминается некая река Raŋha (Рангха, Ранха), в которой многие иранисты, историки и лингвисты считают возможным видеть именно Волгу. …Герой древнеиранского эпоса …молится богине Ардви-Суре, которая сама воспринималась как божественный исток Амударьи, Ранхи и других мировых рек… этой же богине приносит в жертву …Йойшта, сын Фрияны, выходец из скифского племени саков, и происходит это «на острове, в стремнине реки широкой Ранхи». …Интересно, что и в гимнах древнеиндийской «Ригведы» упоминается некая северная река Rasā, которую отождествляют с авестийской Raŋha. Если говорить об этимологии древнеиранского названия Волги, то лингвисты считают вполне закономерным выведение греческого Râ и авестийского Raŋha из авестийского же ravan- «река», при этом, «очевидно, -v- было передано греками через дигамму, которая впоследствии, как известно, исчезла – признак большой древности заимствования в греческий» (ссылка на: Г. Шрамм, Реки Северного Причерноморья. М., 1997. С.75 – Л.Г.). Таким образом, можно говорить о скифском (т.е. иранском) происхождении названия Волги… у Геродота и у Птолемея. Это название – Ранха и Ра» (Подосинов А.В. Еще раз о древнейшем названии Волги // ДГВЕ. М., 2000. С. 235-237).
 
О связи Волги с именем древних русов говорит упоминание Волги в качестве Rως/Rhas в одном греческом трактате III или IV в. н.э., авторство которого приписывается Агафемеру. Об этом трактате со ссылкой на Geographi Graeci minores (Vol. 2/ C.Muller, Paris, 1861, p. 502) упомянул А.В. Подосинов в названной работе. Об этом же писал и Г. Шрамм: «В одном географическом компендии III или IV в. н.э., ошибочно приписывавшемся Анафемеру, Волга именуется Rως. Несмотря на изолированность этого свидетельства, оно выглядит достаточно надежным…» (Г.Шрамм, Реки Северного Причерноморья. М., 1997. С.76). Далее Шрамм пытается объяснить появление Rως у греческого автора на основе симбиоза мордовского языка с готским, чем лишний раз демонстрирует, насколько современное сравнительное языкознание скомпрометировано наличием в науке утопической идеи о финно-угорском субстрате в Восточной Европе.


 
Сохранение в греческом тексте такого варианта для Волги как Rως, имеющего явное древнерусское обличье, очень важно для реконструкции истории древних русов – современников ариев в Восточной Европе. Если принято, что Птолемеевское Ра происходит от древнеиранского Ранха, то Rως из греческого трактата III в. явно восходит к ведийскому гидрониму Rasā или более архаичному аналогу Raŋha, Совершенно очевидно, что древнегреческое Rως в качестве названия Волги совпадает с этнонимом рос, в русском языке тождественном и форме рус/русь (см. выше чередования в гидронимах с корневым компонентом рас-/рос-/рес-/рус-/русь). Связь древнегреческого Rως с названием реки Rasā из «Ригведы» и древнеиранской рекой Rangha является дополнительным доказательством того, что этноним росы/русы существовал в Восточной Европе со времен «Ригведы» и «Авесты». Надо еще добавить, что в ведийской космогонии Раса – это мировая река, обтекающая землю. Данный образ явно накладывается на картину множества гидронимов рас-/рос-/рес-/рус-/русь, отметивших территорию Восточной Европы от Волги/Расы до Карпат и как бы опоясавшим свою Землю, свой священный микрокосм от остального, профанного мира.
 
Связь ведийской Расы с именем русов имеет еще одно воплощение, подмеченное, по-моему, только С.В. Жарниковой. В своих исследованиях географии «Махабхараты» название страны Расатала, известной из книг Махабхараты, она истолковала как Русская земля. Описание этой страны она приводила в одной из своих последних книг: «Далее текст Махабхараты гласит, что на севере находится ”счастливая страна Расатала”, где поток небесного молока, упав на землю, образовал ”Молочное море”, которое является ”очистителем Вселенной”» (Махабхарата. Горец-Ашхабад Ылым, 1985. С. 276-277). Надо сказать, что и С.В. Жарникова, и Н.Р. Гусева больше использовали в своих работах имена ариев и славян, практически не используя имени древних русов. И их можно понять. Это дало бы лишний повод норманистам с их абсурдным толкованием русов как шведских гребцов-родсов подвергнуть исследовательниц дополнительной травле. Тем более ценна приведенная С.В. Жарниковой интерпретация Расаталы как Русская земля. Кроме того, она вызывает согласие.
 
Санскр. tala (тала) имеет такие значения как поверхность, плоскость, равнина, долина и т.д., т.е. словоtala (тала) – русское дол/долина. Первый компонент rasā- в Rasātala совпадает с санскр. «расой», а рассуждения о связи этого слова с этнонимом русы/росы приводились выше. Поэтому Расатала – это Русская равнина, где мы сейчас живем. У закарпатских русин есть и топоним Русская долина. Но в «Махабхарате» Расатала – это социально организованное пространство, как страна, хорошо обустроенная для жительства людей, поэтому такой перевод как Русская земля вполне осмыслен, и отсюда надо начинать исследовать историю Русской земли. Кстати, одним из официальных названий современной республики Индии является название Бхарат в честь царя Бхараты из «Махабхараты», т.е. современные индийцы осознают себя потомками царя Бхараты, описанного в «Махабхарате». Почему же понятия из «Махабхараты» не могут использоваться для древнерусской истории? Тем более что характеристики Расаталы хорошо разъясняют образную систему, закрепившуюся при описании Руси в русской традиционной исторической мысли. Чистая, счастливая, «молочная», т.е. светлая/белая Расатала перекликается со светоносным образом Руси у русских летописцев и книжников в последующие эпохи:О светло – светлая и украсно-украшена земля Русская! Отсюда скорее всего и индоарийская основа ruksa/ru(s)sa – «светлый, белый», от которой, согласно О.Н. Трубачеву, образовался этноним русь. Связь между этими словами, безусловно, есть, но только это ruksa/ru(s)sa образовалась от руси/Руси, а не наоборот. Есть и такое санскр. слово: ruśat [рушат] яркий, сверкающий; светлый, белый (благодарю за это прибавление А.Е. Фёдорова).
 
На определенные размышления наводят сравнения между названием ведийской реки Расы (Волги) – и именем ведийской богини Сарасвати («богатая водами», букв. перевод — «текущая река»). Сарасвати – главная священная река и богиня, персонифицировавшая эту реку, которая позднее сделалась и богиней мудрости. На мой взгляд, написание основы идентично в обоих названиях: рáса (रसा, rasā) и Сáрáсвати (सरस्वती). Но санскритологи традиционно считают, что Сáрáсвати состоит из двух частей: сарас- и вати, где вати – суффикс обладания женского рода, а сарас- имеет значения водоема, озера и т.д. Я консультировалась с несколькими специалистами по санскриту, в том числе получила консультацию от санскритолога из Дели, благодаря содействию А.Е. Фёдорова, за что выражаю ему глубокую благодарность. Индийский ученый написал следующее: «…the word Saraswati would etymologically mean ‘possessor of ponds’ as it is made of two terms 1. saras & 2. wati. The word ‘saras’ means a pond, a tank or a waterbody. On the other hand, ‘wati’ is the form derived after adding suffix ‘watup’ to a word, in order to get its feminine form. This ‘watup’ suffix is added to denote about the possessor. For example, roopwati, saubhaagyawati, gunwati, dhanwati etc. These words respectively mean a female possessor of beauty (beautiful lass), a female possessing good fortunes, a female enriched with virtues & a lady possessing wealth. Similarly, the word Saraswati would refer to the Goddess possessing ‘saras’ (ponds or tanks). Here comes the role of interpretation for ‘ponds’. It may be taken as ‘ponds of learning/wisdom/knowledge etc.». Но Сарасвати – это река, т.е. движущийся, текущий водный поток, а озеро или пруд – замкнутые водоемы. И положение не спасает даже такая интерпретация как озеро мудрости/знаний. Мне представлялось, чтосарас- должно было состоять из са- и -рас, поскольку есть мифическая река Раса, и ее название хорошо взаимодействует с центральным компонентом в теониме/названии реки Сарасвати. Поэтому я подумала, что са- может быть префиксом, тогда основная смысловая нагрузка должна приходиться на корневой компонент рас-.
 
Моя догадка нашла подтверждение в брошюре А.В. Рачинского и А.Е. Фёдорова «Русская церковь – хранительница народной дохристианской культуры», где в приложении под названием «Связь русской религиозно-этической лексики с арийской» приводится и морфологический анализ терминов. В этой связи рассматривается и приставка sa- в санскрите, соответствующая русской приставке с-/са-, придающая значение совместности, соединения и пр. Поэтому можно предположить, что нынешнее значение Сарасвати как связанная с прудом, озером могло появиться позднее, а первичным было значение «с Расой текущая» или «Расой обладающая», т.е. и священная река, и ее владычица/богиня. Почему это важно? Потому что по моим представлениям Русь через Расу связывается с Сарасвати, которая в паре со своим супругом Брахмой олицетворяют мудрость и созидание. И здесь проступают истоки образа Руси как матери-прародительницы или Руси – матушки (так же, как и Волги-матушки), родственной богиням-матерям индуизма, которые, согласно Н.Р. Гусевой, считались единой во многих лицах богинях. Но образ Руси вобрал общую цветовую символику космической пары Сарасвати-Брахма – белый цвет (Сарасвати изображалась в белых одеждах) и красный цвет – цвет одежд Брахмы.
 
И еще немного о Расатале. В космологии индуизма Расатала – Подземный мир. Подземный мир – это и Потусторонний мир, т.е. это и страна богов, причем, богов древних, автохтонных. Владыкой Подземного или Потустороннего мира у русов был Велес/Волос, отсюда в древнерусской традиции и образ подземного солнца. Потусторонний мир – это Тот свет, где рай и ад были нерасчлененным пространством, где жили души усопших, т.е. это был мир предков. Как видите, даже самое краткое толкование Расаталы очень подходит для Русской земли как прародины русов. Таким образом, произведения РВ и «Махабхараты», оформленные письменно после ухода ариев из Восточной Европы, также являются важными источниками для исследования начального, древнейшего периода русской истории.
 
Интересно, что древнерусский Потусторонний мир как земля предков схож с таким же образом у ирландцев и уэльсцев, считавших себя потомками Туата Де Дананн – «народом богини Дану/Дон». Потусторонний мир у них – это не только земля мертвых, но и страна вечной молодости, страна блаженства, настоящая земля обетованная, что явно перекликается с мифами о гиперборейцах и соответственно, с Восточной Европой. Есть сходство и с образом богини Дану/Дон как праматери ирландцев и уэльсцев с образом матушки Руси, т.е. женского первопредка для древних русов, причем сходство и на семантическом уровне: дану связан с семантикой воды также как и раса/роса.
 
Сведения о русах в Восточной Европе в достаточно ранние исторические периоды содержатся в различных иностранных источниках, но эти сведения либо игнорируются официальной наукой, либо отрицаются как достоверные. Приведу только несколько примеров. Например, есть на мой взгляд интересные высказывания о русах в одной из схолий к трактату Аристотеля «О небе»: «Мы, говорят, заселяем среднее пространство между арктическим поясом, близким к северному полюсу, и летним тропическим, причём скифы-русь и другие гиперборейские народы живут ближе к арктическому поясу, а эфиопы, арабы и другие к летнему тропическому» (Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о скифах и Кавказе. Т. I. Греческие писатели. СПб., 1890. С. 385).
 
Схолии не всегда просто точно датировать, но можно высказать предположительную датировку, сравнив это сообщение со сведениями из статьи о Руси или Русской земле, приведенными в «Полном церковно-славянском словаре» Г. Дьяченко (за указание на этот материал приношу глубокую благодарность А.А. Клёсову). Г. Дьяченко сообщает, что в синодальной рукописи под №110, содержащей творения св. Мефодия Патарского, в толковании на кн. Бытия, гл.10, ст.2 мы читаем: «Магог от сего суть вси языци иж живут на полунощи. Козари, руси, объри, болгари и ини вси (см. Описан. слав. рукоп. моск. синод. библ., отд. V. стр. 31)». Сообщение это могло быть внесено в сочинения св. Мефодия после его смерти (согласно Дмитрию Ростовскому, смерть св.Мефодия наступила в 310-312 гг.), поскольку первое появление упомянутых в перечне народов (хазар, авар, булгар) растянуто в Восточной Европе от середины IV в. до сер. V в.
 
Однако сравнение двух приведенных статей позволяет высказать следующее предположение. Во-первых, в статьях отразилась пестрота этнической истории Восточной Европы, где водоразделом явился IV в., открывший миграции различных тюркских народов на территорию Восточной Европы, включая и булгар. В схолии к трактату «О небе» эти народы не упоминаются, но называется такой архаичный этноним как гиперборейские народы. Следовательно, можно сделать вывод, что схолия была написана не позднее конца IV в. Во-вторых, единственной неизменной этнической величиной выступают русы: все менялось в Восточной Европе, только русы присутствовали там неизменно. Это высказывание подтверждается и источниками VI-VII вв. о скифах-русах, которые представляли в названную эпоху грозную силу.

Это положение сохранялось и в последующие столетия, как явствует из трудов арабо-персидских географов, получивших развитие с конца VIII – нач. IX вв.), в частности, из трудов, описывавших так называемые три группы русов. Сведения о трех группах русов, как известно, восходили к утраченной работе мусульманского ученого-энциклопедиста аль-Балхи (ок. 850 – 30-е годы X в.), носившей название «Карта климатов» и написанной, предположительно, в 20-е годы X века или чуть позднее. Сведения аль-Балхи дошли до нас в произведениях таких последователей аль-Балхи, как аль-Истархи, Ибн Хаукаль и других географов X-XII вв. Согласно этим источникам, русы были многочисленным народом, подразделенным на три территориальных объединения (так Новосельцев переводит выражение «три вида русов» или «три группы русов»): Куйаба, Славия и Арса/Арта (Новосельцев считал вариант написания Арта/Артания искажением правильного написания Арса, но думаю, он был неправ, поскольку название Арта имело глубокий смысл в мировоззренческой традиции ариев и русов).
 
Куйабу отождествляют с Киевом, Славию – с областью ильменских славен и их главным городом – предшественником Новгорода, а относительно географической локализации Арсании/Артании выдвигалось множество разнообразных версий, о которых, по словам Б.А. Рыбакова, «написана необозримая литература» (Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. М., 1993. С. 174). О ней восточные географы сообщали, что в Арте был свой правитель, который находился в Арсе/Арте. Саму Арту никто из восточных географов описать не мог, поскольку чужестранцев туда не пускали, а тех, кто пытался туда проникнуть, убивали. Для торговли русы сами спускались вниз по воде. Торговали они драгоценными черными соболями, оловом и свинцом. Из Арты вывозили также очень ценные клинки для мечей и мечи, которые можно было согнуть вдвое, но как только отводилась рука, они принимали прежнюю форму. Русы вели торговлю с хазарами, Булгаром Великим и Румом (Византией). Русы граничили с северными пределами Рума и были так многочисленны и сильны, что наложили дань на пограничные районы Рума (Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI-IX вв. М., 1965. С. 313-322).Попытки географической локализации Арты, невзирая на необозримую литературу, написанную по этому вопросу, не увенчались успехом. И это явное свидетельство того, что в поисках ответа искали не с того конца, что при засилии норманистских утопий в российской исторической мысли неудивительно. Но как бы то ни было, сведения о русах и Руси в Восточной Европе отыскиваются в иностранных источниках, начиная с РВ и «Махабхараты», и затем выявляются в источниках от скифской эпохи до арабо-персидских источников. И это – богатейшее источниковедческое сокровище, которое во многом пока лежит втуне.
 
Однако пальму первенства в корпусе источников для исследования начального периода русской истории следует отдать русским источникам. И здесь с особым чувством я назову такие ошельмованные последователями норманизма источники как Иоакимовская летопись, как Сказание о Словене и Русе (все списки Сказания датируются второй половиной XVII в.), как Голубиная книга (наиболее ранние списки датируются XVII в.), как «История о начале Русской земли и о создании Новгорода» иеродиакона Холопьего монастыря на реке Мологе Тимофея Каменевича-Рвовского (1699), как первый русский учебник по российской истории, известный под названием «Киевский Синопсис или Краткое собрание от различных Летописцев о начале Славенороссийского Народа и первоначальных Князех Богоспасаемого града Киева», изданный в 1674 и затем переиздававшийся в течение XVII-XIX веков более 30 раз, автором которого считается архимандрит Киево-Печерской лавры Иннокентий Гизель (1600-1683), родом из Кёнигсберга (в то время – польской Пруссии), в юности переселившийся в Киев и принявший православие.
 
Все названные произведения стали издаваться во второй половине XVII – начале XVII вв., т.е. в период, совпадавший с развитием информационной войны против Русского государства, где первейшим оружием сделалось «переформатирование» русской истории: датский политический миф, польский политический миф, шведский политический миф. Но тогда есть основания полагать, что названные русские источники не создавались в XVII-XVIII вв., а стали только письменно оформляться в этот период, в чём есть очень большая разница! И в этом случае появление названных произведений можно расценивать как реакцию представителей русской исторической мысли на информационную войну против русской истории: «…Правда Кривду вызвала на бой…». Данное предположение требует тщательной проверки, но думаю, что так оно в действительности и было. Сейчас ошельмованные русские источники начинают понемногу возвращаться в историческую жизнь. Ценность Иоакимовской летописи как исторического источника блестяще доказана С.Н. Азбелевым.
 
На этом заметки, написанные как дополнение к дискуссии об ариях и русах в Восточной Европе в древности, полагаю нужным закончить, и продолжить развитие темы о древних русах в моих обычных публикациях, следующей из которых будет статья «Камская Чудь и бронзовое искусство Рифея».

Лидия Павловна Грот,
кандидат исторических наук

Источник

 

Рекомендуем к ознакомлению:

МИГРАЦИИ АРИЕВ ОТ 6000 ДО 3000 ЛЕТ НАЗАД. АНАТОЛИЙ КЛЁСОВ (ЧАСТЬ 1)

МИГРАЦИИ АРИЕВ ОТ 6000 ДО 3000 ЛЕТ НАЗАД (ЧАСТЬ 2)

ЖАРНИКОВА С.В.: ЧТО ЗНАЧИТ - РУССКАЯ ЗЕМЛЯ

АНТЫ И ПЕНЬКОВСКАЯ КУЛЬТУРА

ДНК-ГЕНЕАЛОГИЯ: АРИЙСКОМУ РОДУ 21 000 ЛЕТ. ГЕОРГИЙ МАКСИМЕНКО

ПРАРОДИНА БЕЛОГО ЧЕЛОВЕКА                                                       

Последнее изменениеСреда, 11 Май 2016 19:02
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии