Вход

Открытие на изломе страны, на границе эпох

Один из первооткрывателей Аркаима — о значении древнего поселения в прошлом и будущем Урала

Этим летом, в июне, исполнилось 30 лет открытию Аркаима — поселения бронзового века, ставшего одним из символов Южного Урала. Аркаим — самый известный, но далеко не единственный древний город эпохи бронзы, найденный на территории Челябинской области. За прошедшие десятилетия их открыто более двух десятков. Появилось даже понятие «Страна городов», охватывающее археологические памятники Южного Урала, относящиеся к эпохе бронзы. Укрепленные поселения Страны городов древнее гомеровской Трои на пять-шесть столетий, их соотносят с периодом Среднего царства Египта и крито-микенской культурой Средиземноморья, с последними веками знаменитой цивилизации Древней Индии — Махенджо-Даро и Хараппы. Одна из гипотез связывает Страну городов с первичной территорией формирования пласта индоевропейской культуры. Она может быть прародиной ариев, создателей религии огнепоклонства и выдающихся памятников письменности — «Ригведы и Авесты». О том, чем сегодня является Аркаим в контексте исторических исследований и чем живет историческая территория, Znak.com рассказал Геннадий Зданович, доктор исторических наук, профессор ЧелГУ, заместитель директора по научной работе заповедника Аркаим, один из первооткрывателей древнего поселения и его научный куратор. 

— Геннадий Борисович, какие чувства у вас вызывает текущая дата: тридцатилетие открытия Аркаима — древнего города, изучение которого принесло вам мировую известность? Что Аркаим значит лично для вас, а что для области и, быть может, для всей России?

— С Аркаимом возникают как минимум три вопроса. Первый: что мы сделали? Второй: что хотели сделать? Ну и третий: что удалось, что не удалось, что надо делать для успешного будущего? Открытие Аркаима находится в одном ряду с другими важными историко-культурными событиями. Вторая половина XX века связана с выдающимися археологическими открытиями на Южном Урале. В этом ряду палеолитическая живопись пещер Шульган-Таш и Игнатьевской, погребальные комплексы ямной культуры IV–III тысячелетий до нашей эры, Филипповские и Кичигинские курганы сарматской эпохи, медные рудники Каргалы и многое другое. 

Особое место занимает открытие уникальных памятников бронзового века. Территория их распространения — юг Челябинской области, северо-восточное Оренбуржье, Зауральская Башкирия — получила условное название «Страна городов». В мире науки и широкой мировой общественности Страна городов известна по замечательным историко-культурным комплексам — укрепленным поселениям и могильникам Синташта, Аркаим, Степное, Устье, Каменный Амбар, Аландское (Аланды). Вдали от центров древнейших цивилизаций Юга, жизнь которым дали море или великие реки, подобные Нилу и Ефрату, как бы вдруг в центре Евразии, в суровых условиях северных степей вспыхнула яркая культура. 

Именно здесь, в наших краях, в конце III — начале II тысячелетий до нашей эры произошли знаковые события, которые на много веков вперед определили развитие степей-лесостепей от Дуная до Монголии и Китая.

Подобно античным грекам, наши земляки той поры глубоко воспринимали мир природы, который окружал их, и мир человека, который создавали они сами. Люди Аркаима и Страны городов впервые освоили рудные месторождения Южного Урала, они изобрели самые совершенные для своего времени приемы литья медных и бронзовых изделий, орудий труда и оружия. Они распространили свой опыт на огромные территории, которые ученые сегодня называют евразийской металлургической провинцией.

Люди Синташты и Аркаима открыли путь для освоения земледелия и районирования злаковых культур, их усилиями созданы породы крупного и мелкого скота, приспособленные к суровым условиям степной Евразии. С этими людьми связано подлинное освоение лошади для хозяйства и военного дела: они изобрели боевую двухколесную колесницу и упряжь для коня и колесницы. С тех пор лошадь стала занимать выдающееся место не только в хозяйстве, но и в военном деле и религии. Она становится главной персоной космических мифов и олицетворением Вселенной.

Впервые в степи, на ограниченной и хорошо защищенной территории начинают проживать тысячи людей. Здесь рождается то, что сегодня называется урбанизацией, или городским пространством. Территория такого протогорода заранее и тщательно спланирована, она обеспечена водой и канализационной системой. Уникальные планировочные решения в домостроительстве и фортификации поражают своим совершенством.

— Ряд исследователей считает, что жители Аркаима были древнейшими индоевропейцами, ариями?

— Да, значительное количество ученых сегодня склоняется к мысли, что жители Страны городов — это одна из ярких ветвей древнейших индоевропейцев, которые называли себя «арья» или «арии». Именно они, а возможно, еще их предки, были первыми разносчиками индоевропейской речи от Нижнего Поволжья и Урала и по всем просторам Древнего мира. На своих колесницах они стремительно осваивали обширные территории Ближнего Востока, Европы и Индии. 

В обществе Страны городов были выработаны этические понятия, определившие взаимоотношения людей между собой и взаимодействие их с природой на века вперед. Они наделили своих богов лучшими чертами человеческого рода и назвали их «Бог Света», «Бог Лучезарного Солнца», «Бог Договора». Через гимны «Ригведы» (первый известный памятник индийской литературы, сборник религиозных гимнов, составленный приблизительно в 1700–1100 гг. до н. э. — прим. ред.) до нас донеслись и древнейшие тексты. Они напеты певцами и поэтами — риши, которые заклинали нас почитать Вселенную и беречь Природу во всех ее проявлениях.

Все эти так или иначе открывшиеся ценностные ориентиры, запечатленные в памятниках Страны городов, в том числе и на Аркаиме, являются неоценимым богатством современного общества. И все археологические исследования проводятся в том числе и для того, чтобы выявить новые стороны этого богатства и его значение.

— И каковы их результаты? Или, если выразиться точнее: каково современное состояние проведенных исследований?

— Главное, что сегодня наметилось выделение целого направления исторической науки, называемое синташтоведение, поскольку первый памятник такого типа — это Синташта на территории Брединского района. Сейчас под Аркаимом мы нередко подразумеваем Страну городов в целом. Обычно к этому названию очень много претензий: почему — город, почему — страна? Классический город с его внешними признаками и организацией пространства сложился в Средние века, поэтому, когда говорят о городе применительно к эпохе бронзы — это все условные названия, требующие пояснения. Но и в более раннее время, в эпоху неолита, были поселения, которые и в науке сегодня условно называют городами, например, Иерихон на территории нынешней Турции. Предполагается, что на его территории жили примерно 5 тысяч человек. 

Аркаим, если смотреть с точки зрения планировочных решений, — это сверхгород. Здесь в планировочную схему включен, кажется, каждый сантиметр поселенческого пространства.  

На городской территории примерно в 20 тысяч квадратных метров, 2 гектара, жили от 2 до 4 тысяч человек. По южным районам Страны городов хорошо выделяются земельные округа, освоенные укрепленным центром. Радиус освоенной территории 25–30 км. Это общий модуль для древнейших протогосударственных образований Древнего мира. Он имеет реальное обоснование — расстояние одного дневного перехода. 

Для аркаимской урбанизации характерно тщательно спланированное жилое «городское» и «пригородное» пространства, которые соотнесены между собой. Поражает продуманность коммуникаций: возможности перемещения людей, снабжение питьевой водой, наличие ливневой канализации и ливневых водосборов и т. д. Планировочные решения — важнейший элемент урбанистики. Кстати, у нас на сегодняшний день отсутствует градостроительная документация для огромного количества городов и поселков Российской Федерации. 

— Уникальность Аркаима всегда ли осознавалась и поддерживалась на областном уровне?

— Аркаим был открыт тридцать лет назад, в июне, в дни летнего солнцестояния. Тогда, три десятилетия назад, главной задачей было спасение археологического памятника от затопления — территория, на которой располагался Аркаим, должна была скрыться под водой Большекараганского водохранилища. Жизнь научных идей и реальная «жизнь» археологического памятника в современном социуме заметно различаются. Открытие Синташты и Аркаима на судьбоносном изломе страны и на рубеже столетий оказалось чрезвычайно востребованным событием и для научной элиты, и для широкой общественности. В определении научной значимости Аркаима и его спасении от затопления огромную роль сыграли выдающиеся специалисты-археологи: Б. Б. Пиотровский, Д. С. Раевский, М. А. Дэвлет, Н. Я. Мерперт, Е. Е. Кузьмина, Т. М. Потемкина, Н. К. Качалова.

Челябинским областным Советом депутатов трудящихся, а затем правительством области в 80–90-х годах был принят ряд законодательных документов. В них нашла отражение принципиальная позиция администрации, которая сводилась к следующим положениям. Первое — открытая на Южном Урале ранняя цивилизация представляет не только научный интерес, но в ней заложены богатые возможности для культурно-исторического, экологического и патриотического воспитания населения. Второе — богатое археологическое наследие Челябинской области является экономическим и социальным резервом и содержит в себе мощный потенциал для развития внутреннего и международного туризма. 

Контроль за созданием заповедных территорий и их использованием, за организацией охраны археологического наследия и окружающих природных ландшафтов брала на себя администрация области. При областной администрации было создано учреждение «Специализированный природно-ландшафтный и историко-археологический центр „Аркаим“». Центр непосредственно подчинялся заместителю губернатора, который отвечал за социальные и культурные вопросы. Уникальное открытие требовало неординарных решений. В этом был залог успеха. Нужно было спасти Аркаим не только от затопления, но и от превращения его в ординарный археологический объект с охранным обязательством от председателя местного сельсовета и чиновника от управления культуры. 

Уже первые шаги по реализации проекта были связаны с большими материальными потерями. Строительство водохранилища находилось на стадии завершения, и кто-то был должен взять на себя возмещение средств, вложенных Министерством мелиорации, расходы на ликвидацию самой стройки и связанных с ней технологических объектов. В качестве гаранта восполнения затрат выступили Уральское отделение Российской академии наук и администрация Челябинской области. Столь щедрая финансовая позиция для того времени была естественна. 

Все переживали эпоху надежд и политической активности. Борьба за спасение Аркаима воспринималась как борьба за новую Россию, за сохранение ее природы, за великую историю великой страны.

Собрания интеллигенции той поры в защиту Аркаима в Екатеринбурге, Челябинске, Уфе носили мировоззренческий характер. Неприятие тоталитарного режима, отстаивание принципов свободы, равенства, братства, тесно связанных с идеями морально-нравственного совершенствования Человека. Нужна была обновленная основа для реализации этих принципов и возрождения страны. Нужны были новые подходы к формированию общероссийской национальной идеи. Национальную идею невозможно искусственно сконструировать и невозможно прописать законодательным актом. Но ее формирование требует ежечасного внимания. Без набора консолидирующих духовных и нравственных ценностей общество жить не может. Хорошо известно, что каждый народ, каждое государство ищет свой идеологический стержень в глубинных слоях культуры. 

Благодаря масштабным научным исследованиям, уже к концу 90-х годов базовые территории заповедника превращаются в одну из наиболее изученных территорий России как в историческом, так и в природоведческом плане. Прошла представительная выставка во Франции, опубликованы каталоги на французском, итальянском и английском языках. Материалы Аркаима были представлены в Шанхае на Всемирной промышленной выставке. Несколько лет назад в связи с завершением гранта по проблемам климата прошли научные конференции в трех крупных университетах: Токио, Чибо и Нихона. На памятниках аркаимо-синташтинского типа в течение ряда лет работали и продолжают работать зарубежные специалисты и комплексные совместные экспедиции. 

— И все же каково ваше отношение к современному пространству Аркаима?

— Вообще, в год памятной даты 30-летия открытия Аркаима не хочется говорить о современных трудностях — они характерны для всей науки и всей культуры наших дней. Давайте лучше поговорим о хорошем.

Порывы к обустройству Аркаима в плане науки, образования, экономики муниципальных территорий были столь велики, что я вспоминаю это время — первую половину 90-х — как некий калейдоскоп событий, которые могли бы осчастливить любого археолога, работающего в поле и отвечающего за судьбу древнего наследия. Именно в эти годы, благодаря команде геологов, которая присоединилась к нам и которую возглавила И. М. Батанина, была открыта целая археологическая страна — Страна городов. 

Как известно, охрана археологических памятников невозможна без охранительного отношения к ландшафтам. В археологической лаборатории Челябинского государственного университета и специализированном центре «Аркаим» работала уникальная сборная команда природоведов: ботаники, почвоведы, лесоведы, орнитологи, экологи и др. Мы получили масштабную картину состояния современных и древних ландшафтов Южного Урала. Был опубликован целый ряд материалов. Их сегодняшняя востребованность для специалистов сельского хозяйства юга Челябинской области, для краеведческого и нравственного воспитания в школьном образовании не подлежит никакому сомнению.

Благодаря усилиям молодых этнографов и археологов ЧелГУ и Челябинского педагогического университета, которых объединил Аркаим, были затронуты новые пласты научных исследований — традиционная культура и ранняя история народов Урала, которые охватывали эпоху Средневековья и историю Нового времени.

О науке можно говорить много, называя имена людей, цитируя отрывки из статей и монографий. И это понятно — наука делалась и делается фанатами своего дела. Но что совершенно удивительно, к реализации идей аркаимского проекта присоединились местные директора совхозов, главы районных администраций, простые люди из поселка Бреды, Наслединки, Измайловки, Зингейского…

Благодаря этим людям археологи и этнографы успешно принимали на Аркаиме школьников из различных американских штатов, студентов из Аризоны и Торонто.

Успешно решались организационные и хозяйственные вопросы: благодаря спонсорам и поддержке областного управления, а позже  — министерства финансов на Аркаиме возник поселок из десятка добротных домов, к поселку были проложены асфальтированная трасса, оптоволоконный кабель для самой современной для того времени связи.

И главное, в степи — на открытых просторах — было построено замечательное здание, которое стало пристанищем «Музея человека и природы Южного Урала». Гранитные и мраморные ступени, обращенные в степное небо колонны, яркие праздничные витражи и высокий купол просторного зала музейной экспозиции. Конечно, это здание нельзя сравнивать с современной роскошью торгово-развлекательных комплексов, созданных для удовлетворения монетизированных мозгов и обогащения элиты. 

Здание аркаимского музея было построено благодаря Петру Ивановичу Сумину — замечательному человеку и губернатору Челябинской области тех неимоверно сложных лет. Вокруг все рушилось, а он строил музеи. Недавно я случайно услышал фразу от одного из посетителей музея: «Сумин знал, как увековечить свою память — он мавзолей себе поставил в аркаимской степи». Думаю, что на входе в музейное здание в какое-то время появится памятная гранитная доска, посвященная человеку, который глубоко переживал за страну и судьбу ее истории.

Сегодня на Аркаим едут люди, много людей. Благодаря грантам, которые удается получить молодым сотрудникам музея, в современную форму облекаются многочисленные музейные объекты под открытым небом. Подготовлены замечательные выставки к тридцатилетию открытия Аркаима и Страны городов. Проводятся мероприятия, посвященные сорокалетию ЧелГУ. Вот и я со своими коллегами вернулся на знаменитую Синташту, с которой когда-то все началось. Вернулся через тридцать лет.

Конечно, в творческом, культурном и экономическом освоении Аркаима–Синташты не все благополучно. Как и во всей нашей текущей повседневной жизни. И все же у Аркаима как археологического памятника счастливая судьба. Через тысячи лет, через свои руины он донес до наших дней величие творческого духа своей эпохи, чтобы мы могли прикоснуться к вечным ценностям человеческого бытия.

Будущее лежит в прошлом.

 

Задавала вопросы: Лариса Сонина, Фото: Наиль Фаттахов. 
Источник
Последнее изменениеПонедельник, 07 Август 2017 02:47
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии