Вход

Миграции ариев от 6000 до 3000 лет назад (часть 6)

В шестой части этой серии статей (1, 2, 3, 4, 5) ставится вопрос о «балтах» как искусственном, «кабинетном» термине, который фактически не имеет отношения к современным балтам, литовцам и латышам, и якобы представляет языки носителей северных арийских культур шнуровой керамики и фатьяновской культуры, как, видимо, и серии других археологических культур. Показано, что термин «балты» является по сути ненаучным и контрпродуктивным, как и представления о «финском субстрате» на территории Среднерусской возвышенности, который является таким же плодом воображения, как и норманнская «теория». Выдвинуто положение, что эрбины, носители гаплогруппы R1b, являются на протяжении тысячелетий военными неприятелями ариев, носителей гаплогруппы R1a, а на протяжении последних веков и их политическими и военными противниками.

Рассмотрение «балтов» как термина, который в ходу у лингвистов и историков, в отношении их (балтов) территории, предполагаемым языкам и ожидаемым гаплотипам-гаплогруппам производит странное впечатление, когда речь идет о временах до нашей эры, и тем более о временах II тыс. до н.э., когда балтские языки по утверждениям лингвистов разошлись со славянскими языками, якобы примерно 3400 лет назад.
 

Фрагмент дерева языков по Грею и Аткинсону, согласно которому балтские языки расходятся со славянскими примерно 3400 лет назад.

В то же время сообщается, что современными балтами являются литовцы и латыши, они же восточные балты, и в то же время постоянно повторяемым положением является то, что к 8-му веке н.э. «произошла полная ассимиляция восточных балтов славянами». Поскольку литовцы и латыши вряд ли могут быть отнесены к западным балтам (последних традиционно относят к территориям от южной границы Ютландии до Вислы на востоке, на территории современной Польши), поэтому речь, видимо, об ассимиляции славянами предков литовцев и латышей, а славяне в Прибалтике (балтийские славяне) – в подавляющем большинстве гаплогруппы R1a. Вообще то, что славяне всех ассимилировали – любимое место многих историков и лингвистов. Доказательств этому, разумеется, нет. В лучшем случае – это интерпретации (или то, что за них выдается) на шаткой основе.

Но достаточно посмотреть на состав литовцев и латышей по гаплогруппам, чтобы увидеть, что никакой ассимиляции их не было. По данным eupedia.com, у литовцев 38% R1a и 42% N1c1, у латышей 40% R1a и 38% N1c1, то есть у тех и других поровну R1a и N1c1. Остальные 20% разделились по десятку минорных по количеству гаплогрупп. Их тоже, как видно, не «ассимилировали». Анализ гаплотипов показывает, что носители N1c1 вышли с Урала примерно 4000 лет назад, и прибыли на Балтику двумя разными миграционными «потоками» (которые в то время могли быть совсем малыми) – на Южную Балтику, где сейчас живут литовцы и латыши, они прибыли в середине I тыс. до н.э., и на территорию современной Финляндии другая группа прибыла в начале или в середине I тыс. н.э. Эти группы разделились еще задолго до прибытия, не менее, чем за многие тысячелетия, о чем говорят стабильные различия в их субкладах и гаплотипах, особенно протяженных, причем «финская» группа сохранила свой исходный финно-угорский язык, а «южно-балтийская» группа перешла на индоевропейский язык, видимо, приняв его от автохтонных славян. Этот переход мог произойти или на пути от Урала до Балтики, или уже после прибытия на Балтику. Так что речь может идти только о «языковой ассимиляции», но никак не о генетической ассимиляции, при которой носители гаплогруппы N1c1 были бы практически полностью уничтожены, или вытеснены из генетического пула, что фактически то же самое. Мы видим, что это не так, и прибывшие племена (или племя) гаплогруппы N1c1, объединившись со славянами гаплогруппы R1a, поделили с ними поровну и гаплогруппы. Какая же это «ассимиляция»? Это – содружество.

ДНК-генеалогия подсказывает нам время, когда разделились будущие «финны» и «южные балты», на пути из Южной Сибири через северный Урал и далее до Балтийского моря. Протяженные гаплогруппы современных финнов и южных балтов имеют стабильные различия, и наиболее характерное различие имеет место в «шестерке» маркеров DYS459 и DYS464. У финнов там 10-10 и 13-13-14-14, у южных балтов 9-9 и 14-14-15-15. Например, базовый (то есть по сути предковый) 25-маркерный гаплотип князей, членов Русского дворянского собрания, признаваемых официальными генеалогами как Рюриковичи, имеет следующий вид:

14 23 14 11 11 13 11 12 10 14 14 16 – 18 9 9 11 12 25 14 19 28 14 14 15 15

У финнов, как замечено выше, отмеченные маркеры имеют вид 10 10, 13 13 14 14. Это, по правилам счета, три мутации на шесть маркеров, с константой скорости мутации 0.00736 мутаций на «шестерку» на условное поколение (25 лет). Это разводит южно-балтийскую и финскую «шестерку» аллелей на 3/0.00736 = 408 → 541 условных поколений (стрелка – поправка на возвратные мутации), то есть на 13500 лет, и их общий предок жил примерно 6800 лет назад. Это с наибольшей вероятностью субклад N1c1-L1026, который образовался 6100±800 лет назад, на Урале или до того, в ходе сибирских миграций носителей гаплогруппы N1c1. Как видно, еще там произошло разделение будущих финских и южно-балтийских миграционных путей.

Таким образом, балты – это содружество славян и угров, причем последние перешли на индоевропейские языки (в настоящее время литовский и латышский). Но тогда что это были за «балты», которые по соображениям историков и лингвистов еще многие тысячелетия назад занимали практически всю Восточно-Европейскую равнину? По описанию выше это не были «балты», предки современных балтов, литовцев и латышей. Это были какие-то фантомные «балты», которые занимали в числе прочих и территорию фатьяновской культуры, возможно, культуру шнуровой керамики, и вообще практически весь регион гаплогруппы R1a-Z280. Может, это «балты» и были, по представлениям историков и лингвистов? Не зря сообщают, что «балты» – это кабинетный термин, придуманный в 19-м веке. Кстати, придуман он Георгом Нессельманом, профессором университета в Восточной Пруссии, для замены термина летто-литовцы. Но летто-литовцы – непосредственные предки литовцев и латышей, жили уже в нашей эре, как они оказались «древними балтами», тысячелетия назад? Это какая-то несуразность – взяли придуманный термин, имевший определенный и довольно узкий смысл, и расширили его на тысячелетия назад, «охватив» всех, кто тогда жил. Пусть все носители гаплогруппы R1a на Русской равнине будут «балтами».

Подсказку дает книга А. Гудзь-Маркова, которая сообщает – «Срединное положение прото-славянской общности Европы к концу III тыс. до н.э. было обозначено и засвидетельствовано балтским языком (язык носителей культуры шнуровой керамики)» (Гудзь-Марков А.В. Индоевропейцы Евразии и славяне. 2004, стр. 272). Час от часу не легче. Получается, что лингвисты, не зная, на каких языках говорили насельники культуры шнуровой керамики, просто взяли и назвали «балтским языком». А потом то же и в отношении языка фатьяновской культуры. И вообще языка любой культуры гаплогруппы R1a (о чем лингвисты не знали, но мы сейчас знаем), язык которой лингвистам неизвестен.

В какой-то степени фантазии в отношении «балтов» перекликаются с фантазиями на тему «протофиннов» на Русской равнине. Говоря о временах многие тысячелетия назад, тот же Гудзь-Марков делится просто открытиями: «леса Северо-Восточной Европы издревле населяли протофинские охотники, хотя и частично ассимилированные и отчасти вытесненные из долин крупнейших рек прото-балтами». Во-первых, что за таинственные «протофинны»? Носители гаплогруппы N1c1, характерной для финнов, пришли на берега Балтики только в начале, а то и в середине нашей эры. Многие тысячелетия назад они еще с Урала не вышли, а то и были в Сибири или на Алтае. Или «протофинны» это такое кодовое слово, когда неизвестно, о чем речь? По аналогии, в биохимии когда не знают, что за вещество биологической природы – то ли белок, то ли нуклеиновая кислота, то ли что еще, то называют просто «фактор». Может, «протофинны» – это и есть «фактор»? Как и «балты»? Ну, с балтами мы уже разобрались, это – носители гаплогруппы R1a. Поэтому со славянами гаплогруппы R1a они просто не могли «разделиться», второе это историческое и лингвистическое продолжение первого. Кто такие «протобалты» – тоже неизвестно. Арии? Шнуровики? Фатьяновцы? Но у них уже есть названия археологических культур. Характерно, что «протобалты» (непонятно кто) ассимилировали «протофиннов» (непонятно кого), и «вытеснили из долин крупных рек». Очень информативно.

Судя по другим описаниям Гудзь-Маркова, эти «протофинны» имели хороший стаж пребывания на севере и западе Европы, который насчитывал до 10 тысяч лет – «По мере глобального потепления на севере и западе Евразийского континента, происходившего на протяжении VIII-VI тыс. до н.э., в лесные и лесотундровые территории Скандинавии, Прибалтики, Северной и Центральной России начали проникновение древнейшие протофинские племена охотников и рыболовов». Какие-то племена, возможно, и были – но почему «протофинские»? Может, лапландские? Или гренландские? Поморские? Откуда «протофинны» там появились, и что делало их «протофиннами»? Нет ответа у Гудзь-Маркова.

То же и о «местных финских охотниках» в III и II тыс. до н.э. Не было тогда финнов в тех краях, и не будут еще с тех пор 2-3 тысячи лет. Это все легенды «скандинавского политического мифа», части антиславянской и антирусской информационной войны со средних веков и продолжающейся до настоящего времени.

Еще к числу несуразностей можно отнести то, что «генетические исследования как по мтДНК, так и по Y-хромосоме показали исключительную однородность литовцев». Это – Википедия, с пометкой «источник не указан». На самом деле источник известен – это совершенно примитивная статья литовских авторов совместно с одним из ведущих попгенетиков мира Стонекингом (Kasperavičiūté, D., Kucinskas, V., Stoneking, M. (2004) Y chromosome and mitochondrial DNA variation in Lithuanians. Ann. Hum. Genetics, 68, 438-452), но поскольку ведущий – попгенетик, то так и получилось. Какая же «исключительная однородность», когда у них поровну две гаплогруппы, R1a и N1c1? Их статья была в деталях разобрана в главе «Берегитесь популяционных генетиков в исторических исследованиях» в книге: Клёсов А.А. Происхождение славян. ДНК-генеалогия против «норманнской теории». М., 2013, глава 16. В той же Википедии провозглашается «генетическое родство литовцев к финно-угорским популяциям», но это – очередное недоразумение, как было пояснено выше, финны были в другом «миграционном потоке», и у них другие субклады, нежели у южно-балтийских славян. Их общий предок жил как минимум три тысячи лет назад. В гаплотипах тоже разные стабильные метки, возраст которых – тысячелетия, как показано выше.

Все вышесказанное приводит к тому, что никакой генетической ассимиляции славянами прибывших угров не было, было мирное объединение, и до середины I тыс. до н.э. не было никаких «балтов», кроме балтийских славян гаплогруппы R1a, которые никак не могли разделиться на «балтийские» и славянские языки, да еще 3400 лет назад, потому что они ранними славянами сами и были. Широко распространенная легенда, что литовские языки наиболее близки к санскриту, которую в свое время запустил (или поддержал) А.А. Зализняк, на самом деле отражает вклад древних носителей гаплогруппы R1a, которые, разумеется, говорили на арийских языках, и жили в фатьяновской культуре, с последующим передвижением на Балтику.

Верхняя часть – культуры народов, предположительно (по мнению некоторых лингвистов) говоривших на финно-угорских языках; средняя часть – культуры народов, предположительно говоривших на балтских языках (включая мощинскую, днепро-двинскую, культуру москворецких городищ). Заметим, что все последние – это первая половина I тыс. н.э. (некоторые – с захватом части I тыс. до н.э.).

Что же касается ряда культур, которые относят к «балтским», то это в основном культуры уже нашей эры. Один из наиболее показательных примеров «балтской» культуры – мощинская, образована в 4-7 вв. н.э., расположена в Калужской, Тульской и Орловской областях (Массалитина Г.А. Мощинская культура. Автореф. на соискание ученой степени канд. ист. наук, М., 1994). Далековато от Балтики, не так ли? Носителей гаплогруппы N1c1 там практически нет, а те единицы процентов, что есть – это результат обычной «диффузии» жителей страны. А вот гаплогруппы R1a в этих областях – до 67% от всех мужских гаплогрупп. Балты? В принципе, 4-7 вв. н.э. – это уже тысяча лет после прихода предков литовцев и латышей на Балтику, могли и дойти с Балтики, но это уже период раннего средневековья. Технически, связь с культурой предков литовцев и латышей могла быть, но остается неясным, почему мощинскую культуру относят к «балтской»? Предполагают связь ее с культурой городищ верховьев Днепра и Десны, но почему «балтская»? Тем более что сами первооткрыватели и первоописатели этих «балтских» культур сомневались, куда эти культуры отнести. Так, П.Н. Третьяков сначала считал мощинскую культуру славянской, связанной с поздними зарубинецкими племенами, потом решил переназвать ее «балто-славянской», а потом и балтской, «оказавшейся в сфере влияния зарубинецких племен». Похоже, что когда определенного критерия, как гаплогруппы типа R1a или N1c1 не было, то не знали, куда приткнуть многие культуры, в частности, кроме мощинской, еще днепро-двинскую, тушемлинскую, колочинскую, культуры москворецких городищ, и другие. Решили назвать их все «балтскими», за неимением лучшего названия. Ввели в оборот «балтская принадлежность мощинцев». Поначалу даже решили, что «балтская мощинская культура» оказала влияние на формирование борщевской культуры в воронежском регионе – это «балты»-то, в воронежском, а потом передумали, только устаревшие научные статьи остались.

Изучая вопрос, кого историки и лингвисты решили отнести к «балтам», не оставляет ощущение, что учеными владело чувство некой абстрактной отвлеченности. Например, пишется, что «в 8-м тысячелетии до н.э. поселения балтов достигли Волги (мощинская культура)». Какие 10 тысяч лет назад? Мощинская культура – это наша эра, IV-VII вв. «В III тыс до н.э. балты начали заселять побережье Балтийского моря». Какие «балты в III тыс. до н.э.»? Носители гаплогруппы N1c1, повторяем, прибыли на Балтику только в середине I тыс. до н.э. А в III тыс. до н.э. носители гаплогруппы R1a, арии, начали расселение по Русской равнине, и, действительно, достигли Балтики. Так это, выходит, «балты» – это опять носители гаплогруппы R1a? Так у них не балтский язык был, а арийский. Или это опять только потому, чтобы слово «арии» не употреблять? Заменили на «балтов»?

Сейчас уже есть критерий идентификации «балтских» культур – а их немало по Русской равнине, неоправданно далеко от Балтики. Если уж хотим, чтобы это были предки литовцев и латышей – необходимо, чтобы у них была гаплогруппа N1c1. А если у них только (или в основном) R1a – то названия их уже заняты. Называть их «балтами» не привносит ничего нового.

Рассмотрим пример археологической культуры балтийских славян, под названием поморская, или (западный вариант названия) померанская культура. Она играла, по концепции В.В. Седова, важнейшую роль в начальном становлении славянства. Эта культура датируется в археологии периодом VI-II вв. до н.э., и предшествует культуре подклешевых погребений (IV-I вв. до н.э.). Люди, которые живут в настоящее время на территории поморской культуры, имеют характерные метки в своих ДНК, которые передаются из поколения в поколение на протяжении тысячелетий, и практически бесконечно, как многократно показано в настоящей серии статей. Если посмотреть, кто сейчас живет на территории этой культуры, то окажется, что это почти исключительно носители субклада R1a-Z280-L365, или, если записать его более детально,

R1a-Z280 (4900) > CTS1211 (4800) > CTS3402 (4300) > YP237 (4300) > YP234 (3300) > L365 (2700)

Здесь в скобках стоят датировки «лет назад», определенные по снип-мутациям. На диаграмме ниже показано расположение поморской культуры и полностью накладывающийся на нее ареал проживания современных носителей субклада R1a-L365. Запись на диаграмме та же самая, но несколько в другой номенклатуре, в которой CTS3607 есть синоним Y34 и синоним CTS1211.

Ареал современного расселения потомков поморской (померанской) культуры, имеющих в своих ДНК метку (снип) R1a-L365. Общий предок носителей данного снипа жил 400±250 лет до н.э. (датировка по гаплотипам, наши данные) и 700±700 лет до н.э. (датировка по снипам, данные компании YFull).

Показанный пример иллюстрирует положение ДНК-генеалогии, которое на первый взгляд представляется почти невероятным – многочисленные потомки древних археологических культур и прочих древних популяций, племен, кланов, живут на тех же местах, на которых жили их предки. Разумеется, многие передвинулись на новые места, но многие остались. Консерватизм людей по отношению к местам обитания предков при рассмотрении данных ДНК-генеалогии впечатляет, и таких примеров можно приводить множество. Другими словами, на карте показан ареал жизни потомков древней поморской (померанской) культуры, который совпадает с локализацией самой культуры, и в принципе с ее археологической датировкой, подтвержденной двумя независимыми способами при изучении картины мутаций в ДНК потомков (метод расчета по снипам менее точный, но принципиально независимый). Общий предок современных потомков этой культуры жил примерно в середине I тыс. до н.э. ДНК-метка культуры – снип R1a-L365.

Диаграмма нисходящих снипов (необратимых меток в Y-хромосоме) от субклада R1a-Z280, предположительно маркирующего культуру шнуровой керамики. Снип Z280 образовался примерно 3000 лет до н.э. Cнип L365 (предположительно поморской культуры) находится в средней части справа. Диаграмма имеет общий иллюстративный характер, и более подробно показывает снип L365 при увеличении на следующей диаграмме. Числа внизу диаграммы – суммарное количество снипов от образования Z280 до настоящего времени, то есть в Y-хромосомах тех, у кого идентифицировали показанные снипы. Диаграмма составлена компанией YFull. В принципе, числа внизу должны быть все одинаковыми, и их реальный разброс отражает реальную погрешность метода датировок по снипам. Иллюстрация открывается в увеличенном виде в новом окне по клику.

В целом по современному состоянию знаний, снип R1a-L365 является лишь эпизодом в системе снипов, нисходящих от R1a-Z280, который образовался (тоже путем случайной мутации) примерно 3000 лет до н.э., и который, видимо, маркирует культуру шнуровой керамики (3200-2300 лет до н.э.). На диаграмме выше снип Z280 самый верхний. Это – так называемый субклад Русской равнины. От него нисходят три субклада – самый древний S24902 (центрально-евразийская ветвь, образована примерно 2800 лет до н.э.), Z92 (северо-евразийская ветвь, образована примерно 2600 лет до н.э.), и такая же по датировке и наиболее обширная CTS1211 (карпатская ветвь, образовалась примерно 2800 лет до н.э.). Одна из них, а возможно, две или все три представляют фатьяновскую культуру или пересекаются с ней, потому что субклады не обязательно и безоговорочно характеризуют одну археологическую культуру, в исторической науке рассматриваются и полиэтнические культуры, или так они во всяком случае интерпретируются. Как отмечалось выше, поскольку каждый субклад по определению происходит от одного общего предка, патриарха, и культуры в древности с хорошей вероятностью объединяли родственные кланы, то гипотеза о том, что субклады и гаплогруппы (совокупности родственных субкладов) могут во многих случаях соответствовать археологическим культурам, не лишена смысла.

Возвращаясь к поморской культуре (VI-II вв. до н.э.) как предтече славянской культуры подклешевых погребений (IV-I вв. до н.э., по другим данным V-III вв. до н.э., или 500-400 лет до н.э.), мы видим, что ей предшествует целый ряд субкладов, более наглядно показанных на следующей диаграмме. После уже упомянутых снипов R1a-Z280 и CTS1211 следуют CTS3402 и YP237 (оба образовались примерно 2300 лет до н.э.), YP234 (1300 лет до н.э.), который может маркировать лужицкую культуру (археологическая датировка XII-IV вв. до н.э.), далее снип L365, предположительно маркирующий поморскую культуру, с датировкой 400±250 лет до н.э. (археологическая датировка VI-II вв. до н.э.), и далее идут снипы, которые могут маркировать последующие славянские пшеворскую (II в до н.э. – IV в н.э.), зарубинецкую (II в до н.э. – II в н.э.) и другие культуры – с примерными датировками 100 лет н.э. (YP243) и 200 лет н.э. (YP389, YP269, YP940, F2686.2).

Исторический (по мутациям в Y-хромосоме) путь от субклада R1a-Z280 (образовался примерно 3000 лет до н.э., предположительно ДНК-маркер культуры шнуровой керамики) до YP234 (образовался примерно 1300 лет до н.э.), который может маркировать лужицкую культуру, L365 (общий предок современных носителей снипа жил 2400±250 лет назад, предположительно маркер поморской культуры) и далее до серии снипов с примерными датировками 100 лет н.э. (YP243) и 200 лет н.э. (YP389, YP269, YP940, F2686.2).

Отнесение этих снипов к определенным археологическим культурам возможно только в сотрудничестве с археологами. Описанный выше материал приведен здесь скорее как иллюстрация возможностей ДНК-генеалогии в сотрудничестве с историками и археологами. Эти данные показывают, что снипы, предположительно маркирующие культуру шнуровой керамики, фатьяновскую культуру, культуры срубной культурно-исторической общности, лужицкую, поморскую, пшеворскую, зарубинецкую и другие археологические культуры, являются звеньями в непрерывной цепи снипов, каждый из которых можно вполне определенно датировать и относить к определенным географическим регионам. Если к этому добавить ископаемые ДНК, которые тоже типируются (то есть характеризуются) на снипы и гаплотипы, то при сопоставлении этих данных с материальными признаками, изучаемыми археологией, можно не только верифицировать имеющуюся в наличии и продолжающую поступать научную информацию, но переходить на другой уровень исторического анализа.

Возвращаясь к «балтам», точнее, к тем, кого лингвисты и археологи назвали «балтами», мы видим, что название это практически не имеет отношения к географии культур, как давно не имеет отношения к летто-литовцам, с которых эта культура и началась. Мы видим, что «балты» начались по всей вероятности с культуры шнуровой керамики (5200-4300 лет назад) и далее фатьяновской культуры (4300-3500 лет назад), наиболее вероятно гаплогруппы R1a, носители которой в своей части образовали тшинецкую культуру (3900-3100 лет назад), далее лужицкую культуру (3200-2400 лет назад), затем поморскую культуру (2600-2200 лет назад, по гаплотипам 2400±250 лет назад), далее культуру подклешевых погребений (2400-2100 лет назад), пшеворскую культуру (2200-1600 лет назад), зарубинецкую (2200-1800 лет назад) и так далее. Вся эта цепь культур, наиболее вероятно, относится к гаплогруппе R1a, это русы (фатьяновская культура) и славяне, потомки русов, но по языку их решили отнести к «балтам». Ситуация аналогична той, как люди, обитавшие на Днепре 4000-5000 лет назад были названы лингвистами «иранцами», хотя к Ирану они не имели никакого отношения. Зарубинецкая культура, например, была впервые обнаружена в Черкасской области, и далее подобные материальные признаки были найдены на территории Западной и Центральной Украины, юге и востоке Белоруссии, на западе современной России, и все равно – «балты».

Кстати, говоря об «иранцах», надо сказать, что термин совершенно бестолковый и запутывающий, что и есть признак бестолковщины. Лингвисты в своем кругу знают, что к Ирану он не имеет отношения. Но штука в том, что термином «иранцы» оперируют не только лингвисты, он уже вышел из-под их контроля, вышел в популярную и бюрократическую «литературу». Вот что, например, писал директор Эрмитажа академик Б.Б. Пиотровский члену Политбюро А.Л. Яковлеву – «Археологическое обследование Аркаима показало, что он связан с протоиранским населением, одним из древнейших этнических пластов нашей страны». Яковлев – вовсе не лингвист, как и Пиотровский, но последний сообщает первому, что «этнический пласт нашей страны» – протоиранцы. Аналогично, академик Б.А. Рыбаков пишет первому секретарю Челябинского обкома КПСС Н.Д. Швыреву об Аркаиме – «Памятник связан с историей древних индоарийских и иранских племен». Швырев тоже не лингвист, как, впрочем, и Рыбаков. И Швырев воспринимает, ясное дело, что речь о древних жителях Ирана. О том, что это предки народов СССР, речи вообще нет.

Но даже если согласиться, что лингвисты имеют право называть языки как хотят, даже полностью пренебрегая географией, историей и здравым смыслом, то все равно их построения, что славянские языки разошлись с «балтскими», принимая за последние языки древних литовцев и латышей, 3400 лет назад – это образец формальных расчетов, не имеющих исторического смысла. Во-первых, они не могли разойтись с ними ранее 2500 лет назад, когда предки балтов гаплогруппы N1c1 прибыли на Балтику, а вот вторых, славяне не «расходились» со своими предками гаплогруппы R1a, они просто продолжили их ДНК-генеалогию и их языки.

Кстати, лужицкую культуру, образованную из тшинецкой, историки и лингвисты пытались произвести из унетицкой культуры, которая в свою очередь образована на базе культуры колоколовидных кубков (ККК), которая заселяла континентальную Европу с Пиренейского полуострова, откуда вышла примерно 4800 лет назад. Какие славяне? Это – гаплогруппа R1b, как была показано еще несколько лет назад (Klyosov A.A. Ancient history of the Arbins, bearers of haplogroup R1b, from Central Asia to Europe, 16,000 to 1500 years before present. Advances in Anthropology, 2, No. 2, 87-105). Когда в 2015 году были выявлены ископаемые ДНК ККК, все они оказались, как и было предсказано, гаплогруппы R1b. Это никак не славяне.

И это не только мнение о том, как создавались «балты», с точки зрения ДНК-генеалогии. Профессор С.Е. Рассадин, доктор исторических наук, автор книги «Первые славяне. Славяногенез» (2008) не скрывает иронии, описывая, как создавались «балты». Он цитирует Л.Д. Поболя, который сообщал о себе самом, что «исследования древностей зарубинецкой культуры производились с позиций диалектического материализма. Все явления рассматривались во взаимосвязи и взаимозависимости», но эти «обоснования» не помогли. Пишет С.Е. Рассадин и о попытках приписать славянство культуре колоколовидных кубков. С другой стороны, ирония С.Е. Рассадина порой идет мимо цели. Он цитирует М.Б. Щукина – «Отношения балтских и славянских языков рассматриваются теперь лингвистами не как отношения двух братьев, происходящих от одного индоевропейского предка, и даже не как отношения старшего, балтского, брата к младшему славянскому, а, скорее, как отношения отца к сыну». На самом деле есть «отец» и есть «сын», только другие, не балты и славяне. Как следует из изложенного ранее, переход от «отца к сыну» был от старших субкладов гаплогруппы R1a к нижестоящим, младшим. Не было никакого разделения «от одного индоевропейского предка», современные славяне гаплогруппы R1a, как и древние славяне той же гаплогруппы, относятся к одному субкладу, R1a-Z280, продолжая эту ДНК-генеалогическую линию, только расходясь на более «молодые» субклады, как куст растет от одного корня, расходясь на ветви.

Проблема, по мнению С.Е. Рассадина, «с лингвистическими данными, которым зачастую не хватает ни территориальной, ни хронологической определенности». С этим приходится согласиться. Собственно, об этом и настоящая серия статей. Как сообщает С.Е. Рассадин, «лингвисты распад предполагаемой ими балто-славянской общности склонны относить не к глубокой древности, а, скорее, к поздней античности». Да, так оно и есть. С одной стороны лингвистами (впрочем, и частью историков) декларируется древность «балтов», уходящая, по их мнению, во многие тысячелетия назад, с другой, подавляющее большинство рассматриваемых ими культур «балтов» относятся к концу прошлой эры – первой половине нашей эры, как описано выше в этом разделе. А уж в нашей эре, после образования и последующей динамики литовского и латышского языков, то есть «современных балтов», естественно, шло расхождение между, например, литовским и русским языком, только это расхождение начинается – на основании лексикостатистики (совпадение слов по стословнику Сводеша 50%), примерно 2600 лет назад:

Это именно середина I тыс. до н.э., то есть практически идеальное совпадение со временем прибытия носителей гаплогруппы N1c1 на южную Балтику, полученное совершенно независимым методом, по мутациям в гаплотипах.

Остается неясным, какие допущения привлекали лингвисты, помещая «расхождение балтских и славянских языков» на 3400 лет назад, если за «балтские» они принимали литовский и латышский языки. И здесь уместно привести цитату из работы В.В. Иванова и В.Н. Топорова «К постановке вопроса о древнейших отношениях балтийских и славянских языков» – «Вопрос о древнейших отношениях балтийских и славянских языков является исключительно лингвистическим, и его решение может быть достигнуто только лингвистическими средствами… а не путем изучения предметов материальной культуры, черепков и керамики… ». Результат мы видим. И после этого С.Е. Рассадин пишет о том, что «надо ставить вопрос о причинах и механизме выделения предков славян из состава единой балто-славянской общности, или, точнее, от единого древнебалтийского массива той его части, из которой потом развилось славянство». На наш взгляд, в последней цитате есть две принципиальных ошибки, или, точнее, создания двух искусственных ситуаций. Первое – принятие некоего «единого древнебалтийского массива», которого на самом деле не было. Были, повторяю, носители гаплогруппы R1a-Z280, которые расселились по Среднерусской возвышенности, и заселили ее до Балтики, и это не считая параллельного субклада R1a-Z93, о котором мы знаем, что его носители распространились по степи и лесостепи юга современных России и Украины, а об их возможных продвижениях на север мы пока не знаем. Ископаемые ДНК покажут. Так вот, этих насельников Среднерусской возвышенности назвать «балтами» никак нельзя, как и «единой балто-славянской общностью», и если их предполагаемый язык лингвисты назвали «балтским», то это на их совести. Второе – представления о том, что какая-то часть от них отделилась, и в итоге стали славянами. На самом деле носители Z280 разошлись на три основные ветви, три основных субклада (см. выше), и все они стали славянскими. Каждая из этих трех ветвей разошлись на много других, и все были славянскими, за исключением тех, кто в итоге передвинулись в Центральную Европу, и сейчас говорят на романских, финно-угорских и других языках. Но это было делом случая – кто-то попал на запад, или на север, в Финляндию, и потомки заговорили на приобретенных языках. Никакой системы или «механизма», кроме случая, там не было.

На этом мы завершаем о балтах. Вывод можно сделать такой – если «балты» это сугубо лингвистический термин, не имеющий ничего общего с географией народов и племен, и с их генеалогией, происхождением, материальной культурой – то тогда это никакого интереса для нелингвистов не представляет, за исключением рассмотрения языка современных литовцев и латышей. Но это, похоже, не так, и «балтами» стали называть племена и народы, к Балтике не имеющие никакого отношения, или отношение сугубо второстепенное. Более того, в «балты» попали древнерусские культуры Среднерусской возвышенности, например, фатьяновская культура. Хотят этого некоторые исследователи «балтов» или нет, но эта концепция по сути направлена на вытеснение русской истории, и не случайно центральной идеей концепции «балтов» является «ассимиляция» славянами неких «балтов», которые якобы были намного древнее, и им, получается, по праву принадлежала почти вся Европейская часть современной России. Если раньше это было заблуждением, то сейчас это стало частью информационной войны. Отсюда – и якобы «финский субстрат» опять практически по всей указанной территории. Именно поэтому, как напоминает С.Е. Рассадин, этническая атрибуция многих культур и их древностей «колеблется от безоговорочно балтийской до безоговорочно славянской». Это же можно отнести и к финской атрибуции, причем в регионе Москвы и южнее. Находят археологи древнее поселение, и тут же объявляют его «финским». То, что среди современного населения России южнее Пскова практически нет финских гаплотипов (в них – специфические метки), они не знают, да их, как показывает практика, это и не интересует.

Собственно, потому в этой статье целый раздел посвящен «балтам». Есть немало желающих отщипывать от русской истории – кто помаленьку, а кто большими кусками. А когда на это обращают внимание, раздается хор голосов «не вносите в науку идеологию», «не политизируйте науку». Очень удобно для тех, кто отщипывает. Это они, как правило, идеологизируют и политизируют, и не на словах, а на деле.

 

Украина це Россия

Укранцы и русские имеют одно и то же происхождение, одни и те же исторические корни. Половина тех и других происходят от гаплогруппы R1a, субклады Z280 и M458. Но в последнее время, с нарастанием информационной войны, часто приходится читать и слышать, что популяционная генетика якобы показала, что украинцы «генетически далеки» от этнических русских, как и белорусы, которые якобы тоже далеки. Это – ложь, как правило, намеренная, с пропагандистскими целями. Она основана на безответственных заявлениях российских популяционных генетиков.

Открываем книгу «Откуда есть пошла Русская Земля» (2015, Киев), читаем: Проанализируем примечательную работу российских генетиков из Лаборатории популяционной генетики РАМН – «Изучение генетического разнообразия украинцев и сходства с другими народами». Забегая вперед, приведу вывод сотрудников Лаборатории: «Указанные особенности определяют генетическую структуру украинского генофонда, взаимное генетическое сходство изученных украинских популяций». Здесь очень четко выделены этнические границы Украины на востоке. Далее идет диаграмма, на которой вся Украина находится внутри украинского ареала мтДНК. Она вполне научная и соответствует действительности, как и вывод:
 

«Генетические расстояния от украинцев» по Y-хромосоме. Карта неверная, и по сути идеологически диверсионная. Стала настольной картой украинских националистов. На самом деле и у украинцев, и у русских, и у белорусов галогруппа R1a составляет примерно 50%. Никакого выделения синим и голубым цветом там нет, данные откровенно подтасованы.

С учетом того, что расселение шло с территории нынешней Украины веером во все стороны… мы делаем логический вывод о вторичности россиян относительно украинцев (т.е. «русские гены» на самом деле – украинские гены). (Примечание ААК – здесь выделение сделано украинским автором). Итак, «русские гены» оказались украинскими и впору менять известную присказку на «поскреби русского – найдешь украинца».
 

«Генетические расстояния от украинцев» по мтДНК. Карта неверная, и по сути идеологически диверсионная. Стала настольной картой украинских националистов. На самом деле, по всей Европе гаплогруппа Н мтДНК составляет примерно 50%.

Действительно, карты «генетической отгороженности» Украины от России, изготовленные и опубликованные в указанной лаборатории РАМН, возглавляемой Е. Балановской, стали настольными для украинских националистов. На самом деле, карты ложные, но для укро-националистов явились подарком, став частью той самой информационной войны. Подхватив эстафету, откликнулись белорусские националисты. Пример среди многих – статья под заголовком «Учёные: белорусы по ДНК – родня немцам и полякам». Начало статьи – «Популярный в России пропагандистский миф о якобы существующих “трех ветвях русского народа – великороссах, малороссах и белороссах” в очередной раз разбился о суровую науку генетику. В частности, белорусские ученые утверждают, что нашими ближайшими родственниками являются отнюдь не россияне, а поляки и немцы, пишет издание “СБ – Беларусь сегодня”, учредителем которой, кстати, является Администрация президента нашей страны. С таким заявлением в интервью “СБ” выступил доктор медицинских наук Анатолий Усс… Стоит отметить, что ничего нового авторитетный белорусский ученый-гематолог, в общем-то и не открыл: к аналогичному выводу уже давно пришли и генетики, в том числе и в самой России, где в 2013 году было завершено исследование “Русский генофонд”. Несмотря на то, что оно проводилось за государственные деньги, его результаты было решено широко не публиковать – слишком неожиданным и обескураживающим оказался вывод ученых… Выяснилось, что генетически современные россияне оказались ближайшими родственниками татар и финно-угров. А белорусы, как показали исследования ДНК, генетически практически полностью идентичны полякам и балтам».

И здесь опять исследование «Русский генофонд» под руководством все той же Е. Балановской. И опять ложь и подтасовки, но в равной степени и со стороны «Русского генофонда», которые поместили «референсный генофонд» этнических русских в финно-угорский регион, и тем самым автоматически сделали русских «финно-уграми». Ничего плохого в финно-уграх нет, но то, что они сделали, это не наука, а идеологическая диверсия, опять подарок русофобам.

Цитаты из другой книги, изданной недавно в Минске – «все гены так называемых «русских» РФ по базовой славянской гаплогруппе R1a восходят к белорусам… и к украинцам…», «остается заменить в цитатах «тюрков» на «русо-кривичей», как все логично становится на свои места». Первое – неверно, никто здесь никуда не «восходит», у русских, украинцев и белорусов – одни общие предки, а про «тюрков» – вообще ничем не обоснованные фантазии.

Вот что показывают научные данные по гаплогруппе R1a, опубликованные недавно в нашей книге «Происхождение славян» (М., 2013), с добавлениями:

— у русских в среднем 48% (по Европейской части России)
— у украинцев в среднем 44% (по данным Eupedia)
— у белорусов в среднем 51%

Как мы видим, эти данные практически совпадают у русских, украинцев и белорусов, в пределах погрешности, которая составляет ±4-5%. Что касается «тюрков», которых автор цитируемой выше минской книги определял как носителей гаплогруппы J2, то вот содержание этой гаплогруппы (по данным Eupedia):

— у русских в среднем 3%
— у украинцев в среднем 4.5%
— у белорусов в среднем 2.5%

Все эти показатели тоже практически в пределах погрешности определений. Мы же не будем улюлюкать, что у украинцев содержание «тюркской гаплогруппы J2», как ее определил минский автор, выше всех. Содержание южно-балтийской и финно-угорской компоненты (в сумме), гаплогруппа N1c1:

— у русских в среднем 14%
— у украинцев в среднем 5.5%
— у белорусов в среднем 10%

На самом деле все эти показатели пересекаются друг с другом у всех трех популяций, поскольку варьируются по регионам внутри каждого из указанных этносов. Например, содержание гаплогруппы R1a по четырем регионам Белоруссии составляет 47.6%, 52.8%, 52.4% и 49.7%, гаплогруппы I2a – 17.2%, 7.9%, 16.5%, 23.2%, гаплогруппы N1c1 – 7.4%, 14.6%, 11.7%, 7.8%. Поэтому и Россия, и Белоруссия, и Украина – по составу гаплогрупп, и потому по происхождению – фактически одни и те же популяции.
 

О взаимоотношении ариев, носителей гаплогруппы R1a,
и эрбинов, носителей гаплогруппы R1b

Если описывать историю гаплогруппы R1b телеграфным стилем, а другой здесь не предполагается, так как данная серия статей посвящена ариям, то гаплогруппа R1b образовалась примерно 21 тысячу лет назад, ее носители прошли длинной миграцией по Евразии от Сибири до Карпат, от Средней Волги (примерно 7000-6000 лет назад) повернули на юг через Кавказ в Месопотамию, далее по Северной Африке до Атлантики, через Гибралтар переправились на Пиренейский полуостров (около 5000 лет назад), и как культура колоколовидных кубков заселили Европу между 4500 и 3000 лет назад. Это заселение совпало с гибелью Старой Европы, практически все гаплогруппы из Европы пропали, причем, надо полагать, пропали не по своей воле, не из-за резких климатических изменений, и не из-за эпидемии инфекционных болезней. Похоже, культуре колоколовидных кубков, они же носители гаплогруппы R1b, как показывают ископаемые гаплотипы, принадлежит особая роль в фактическом геноциде коренного европейского населения. Согласно геномным данным, мужское население Старой Европы в те времена уменьшилось в 17 раз (!), в то же время женское население уменьшилось совсем ненамного, и тут же пошло в рост. Современные исторические науки этого не заметили, более того, про культуру колоколовидных кубков рассказывают снисходительные байки, типа «Арийские народы, обитавшие в Центральной и Западной Европе, в это время (во второй половине 3 тыс. до н.э.) познакомились с настоящей оловянной бронзой. Ею снабжали племена бродячих торговцев, получивших у археологов название «культуры колоколообразных кубков» (Згурская М., Корсун А., Лавриненко Н. Страна древних ариев и великих моголов. 2011, Харьков). Представляете? «Племена бродячих торговцев»! 
В те же времена, около 5000 лет назад, арии перешли из Европы на восток, и вскоре носители R1a-Z93 разошлись по разным направлениям, оставив носителей R1a-Z280 на Русской равнине, как было описано в данной серии статей.

По-видимому, одна из крупных битв между эрбинами и носителями гаплогруппы R1a состоялась 3200±40 лет назад, в северо-восточной Германии, по берегам реки Толлензе (Jantzen D., Brinker U., Orschiedt J., Heinemeier J., Piek J., Hauenstein K., Kruger J., Lidke G., Lubke H., Lampe R., Lorenz S., Schult M., Terberger T. A Bronze Age battlefield? Weapons and trauma in the Tollense Valley, north-eastern Germany. Antiquity 85, 417-433). Это – древнеславянские территории, и место битвы окружено сейчас городками с славянскими названиями Гневков, Гришов, Кризов, Заров, Бегеров, Буров. В те времена, или сразу после того там располагалась лужицкая культура (XII-IV вв. до н.э.), которую затем сменила поморская, что было описано выше. На лишь небольшой части территории битвы в ходе раскопок найдены останки примерно ста человек, и по одним последующим оценкам, в битве приняли участие несколько тысяч воинов, по другим – в битве погибли несколько тысяч воинов. Часть воинов были вооружены палицами, и у заметной части погибших были обнаружены соответствующие раны, несовместимые с жизнью.

На карте показано место битвы на реке Tollense Valley конца II тыс. до н.э., которое с обычными преувеличениями журналистов названо «первой мировой войной бронзового века». Несмотря на явное преувеличение, в битве участвовали, возможно, тысячи воинов. Поскольку это – славянские территории (балтийских славян), то, предположительно, битва была между эрбинами и славянами гаплогруппы R1a (видимо, лужицкой археологической культуры). В последующем на тех же территориях располагалась славянская поморская культура, гаплогруппы R1a-L365.

 

Череп с поля битвы на реке Толензе 3200±40 лет назад.

Переходя к завершению настоящего раздела, замечу, что одно из видео-интервью, данное мной несколько лет назад, называлось «Гаплогруппа R1b – извечный соперник». В названии подразумевалось, что она – извечный соперник гаплогруппы R1a. Это некоторое упрощение, но по сути верно, если задуматься.

Концепция ариев и эрбинов и их истории, представленная в данном разделе, довольно необычна, и выламывается из обычных представлений об истории человечества. Действительно, если рассмотреть историю как результат деятельности родов человечества, а именно крупных формаций, образованных по ДНК-наследственным принципам мужской половины населения планеты, иначе говоря, крупных объединений родственников, то выясняются удивительные обстоятельства. Оказывается, Евразия в значительной степени и на протяжении многих тысяч лет была театром действия двух крупных, братских по происхождению, родов – R1a и R1b. Оба рода, ариев и эрбинов, образовались от одного общего предка (гаплогруппа R1) в Центральной Азии примерно в одно и то же историческое время, прошли из Южной Сибири, видимо, с отрогов Алтайских гор, или с берегов Байкала, в Европу, но разными путями, и первое их прямое столкновение произошло в Европе в первой половине III тыс. до н.э., примерно 4700-4600 лет назад. Столкновению способствовало и то, что оба рода, хотя генеалогически братские, говорили на разных языках – R1a на индоевропейских языках, R1b – на языках неиндоевропейских, и, видимо, руководствовались древним критерием «свой-чужой». По нему, они были друг другу чужие.

Одним из признаков того, что это были чужие, является отрывок из «Авесты», относящийся к периоду жизни ариев в горах Средней Азии 4000-3500 лет назад, перед переходом их на Иранское плато. Авеста показывает принципиальное отторжение земледельцев-ариев от кочевников-туранцев, где первые, как мы уже знаем, были носителями гаплогруппы R1a, а вторые, по всей видимости, гаплогруппы R1b. Характерным представителем вторых в Авесте выступает туранец Франхрасьян, который говорит на языке, непонятном ариям – «Итэ-ита-ятна-ахмай…», и который пытается похитить божественное Хварно, олицетворяющее силу, сплачивающую ариев:

Достать пытался Хварно
Тур, негодяй Франхрасьян,
Из моря Ворукаша.
Нагой, одежды сбросив,
Достать пытался Хварно,
Которым завладели
Грядущие и бывшие
Цари арийских стран,
 
И выскочил Франхрасьян,
Из туров самый бойкий,
Из моря Ворукаша,
Ругательства крича:
Итэ-ита-ятна-ахмай…
Нельзя достать мне Хварно,
Которым завладели
Грядущие и бывшие
Цари арийских стран…

Возвращаясь к заселению эрбинами Европы в III-II тыс. до н.э., поначалу это не было направленное столкновение именно ариев и эрбинов, это произошло в ходе стремительного заселения эрбинами Европы, результатом чего стала гибель Старой Европы, ее коренного населения, которое жило в Европе со времен ухода Большого Ледника. Как описывалось выше, почти все рода, то есть гаплогруппы, Старой Европы погибли в ходе (или в результате) расселения эрбинов, остатки бежали на периферию континента – на Британские острова, на Балканы, в Малую Азию, на Среднерусскую возвышенность. На восток, на равнину, ушли арии, носители гаплогруппы R1a.

В целом, история Евразии и мира в последние пять тысяч лет стала ареной глобального противостояния носителей R1b и R1a, которое продолжается до настоящего времени. Естественно, история делалась всеми родами человечества, но были рода доминирующие и численно, и по «пассионарности», если использовать термин «пассионарной теории этногенеза», введенный в описание закономерностей исторических процессов Л.Н. Гумилевым. Ко времени гибели Римской империи Европа оказалась разделенной на две части фактической границей, проходящей от Средиземного и Адриатического морей до Балтики, где к западу от бывшей Югославии – Австрии – Чехии – Польши раcполагалась зона численного доминирования R1b, к востоку – зона численного доминирования R1a. К западу – народы в основном романской группы языков, к востоку – славянских языков. Ясно, что просто так, сами по себе, подобные границы не образуются, это рубежи жесткого противовостояния силы в ответ на силу. Это была зона противостояния потомков ариев потомкам эрбинов, хотя в ней – значительно меньшей численностью – принимали участие и другие рода-гаплогруппы, с восточной стороны южные славяне гаплогруппы I2a (хотя они стали заметны по численности только с начала нашей эры), с западной даже трудно сказать, какие гаплогруппы, настолько R1b доминировала силой и количеством. Как описывалось выше, на северной части этой границы, у Балтики, крупная битва произошла 3200 лет назад, в конце II тыс. до н.э., на территории раннеславянской лужицкой культуры, в которой, потомки ариев, ранние славяне, опять противостояли эрбинам, и судя по последующему развитию истории, славяне выстояли. Затем граница устоялась (и устояла) в ходе военного противостояния римлян и «варваров», римляне восточнее нее пройти опять не смогли. На юге этой границы римляне не смогли пройти восточнее Дуная и Карпатских гор, хотя еще южнее Римская империя простиралась от Атлантики до Ирана. Так что дело не в том, что римляне не хотели идти восточнее, на римлян это не похоже. Они просто не смогли. Сила нашла на силу.

Дальнейшее развитие истории подтвердило «пассионарность» потомков ариев и эрбинов. Прежняя граница между ними сохранилась, при том, что первые расширили свои границы на восток до Тихого океана, вторые, оказавшись неспособными границу сломить, расширились дальше на запад, через океан, и подчинили себе, зачастую в кровавых столкновениях с коренным населением, Северную и Южную Америку, и также Австралию с Океанией. Надо напомнить, что наиболее активные исторические игроки на этом театре действий – испанцы, португальцы, французы, англичане, немцы, голландцы – все почти исключительно имели гаплогруппу R1b. Не будем забывать, что натиск немцев с их доминирующей гаплогруппой R1b на земли и население балтийских славян от юга Ютландии до Пруссии включительно привел к полному онемечиванию балтийских славян уже в средние века. В настоящее время доля носителей R1a, в среднем 16%, в составе германского населения, и есть результат включения балтийских славян в состав немцев. Доля гаплогруппы R1b в Германии сейчас в среднем 45%, по Европе – примерно 60%.

Похоже, что разная история ариев и эрбинов может объяснить и особенности их ментальности. Потомкам эрбинов в настоящее время свойственна рациональность, стремление следовать четким юридическим положениям, разработанным ими же. Потомкам ариев свойственно стремление к справедливости, зачастую в иррациональной форме, «по понятиям». Не случайно потомки ариев в Индии и прилегающих территориях (Тибет) разработали целую систему размышлений, самосозерцаний, углублений в себя, не свойственную потомкам эрбинов. Вот эта «евразийскость» в понятиях и поступках характерна для большинства этнических русских, отсюда – и две головы национального символа, развернутые на запад и восток.

Относительно недавняя история Европы, 19-го и 20-го веков, не была исключением в отношении наседания потомков эрбинов на славянские земли. Поход Наполеона на Россию, обе мировых войны 20-го века – тому трагические примеры. Но каждый раз упомянутую границу между потомками ариев и эрбинов удавалось удерживать. И сейчас – противостояние продолжается, порой доходя до опасной черты. Таким образом, история ариев и эрбинов на определенном этапе исторического развития стала историей их противостояния.
 
Анатолий А. Клёсов

Источник

 

Рекомендуем к ознакомлению:

УЗНАТЬ СВОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПО ДНК

ВЕНЕТЫ И ВЕНЕДЫ – КТО ИХ СОВРЕМЕННЫЕ ПОТОМКИ?

МИГРАЦИЯ АРИЕВ В СВЕТЕ ДНК-ГЕНЕАЛОГИИ. АНАТОЛИЙ КЛЁСОВ

Последнее изменениеСреда, 14 Декабрь 2016 12:43
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии