Вход

Пермский звериный стиль. Алексей Комогорцев

Что общего у пермского литья, камней Ики, коллекции Акамбаро? Имеет ли таинственно исчезнувший народ – чудь – отношение к созданию зооморфных металлических фигур? Пермский звериный стиль – уникальное собрание металлической пластики, представленная бронзово-медными литыми пластинами, бляшками, подвесками. Коллекция официально признана учеными, которые относят ее к периоду с VII в. до н.э. по XII в. н.э. Алексей Комогорцев, директор междисциплинарной исследовательской группы «Истоки цивилизации», рассказывает, чем уникален пермский изобразительный стиль, что выделяет его среди других звериных стилей Евразии? В чем пермский стиль перекликается с камнями Ики и коллекцией Акамбаро? Какие нереальные персонажи зооморфного вида присутствуют и в пермском литье, и в рисунках на перуанских камнях? Кто и зачем изготовил фигурки с изображением непонятных нам существ и животных – это просто ритуальные атрибуты или попытки древнего народа сохранить свою идентичность?

Комогорцев Алексей: Во-первых, сначала надо сказать несколько слов о том, что такое Пермский звериный стиль. Это уникальное искусство металлической пластики, представленное бронзово-медными, такими литыми пластинами, плакетками, также бляшками, различными подвесками и так далее. Датируется официально этот стиль 7-12 веком новой эры, хотя на самом деле точную датировку установить достаточно сложно. Что изображено на нем? Как правило, это странные аморфные фигуры, медведи, змеи, но то, что выделяет его среди других звериных стилей народов вообще Евразии, это присутствие сюжета человека-лося. На самом деле, это не просто человеколось, это сложная композиция из человека, лося и птицы, потому что мы видим, что в ряде случаев человеколось с крыльями, он крылатый. То есть это на самом деле совершенно уникальный и не похожий изобразительный стиль на прочие стили соседствующих народов, хотя некоторые исследователи склонны проводить параллели между звериными стилями сибирскими, обскими и так далее. Но в данном случае, я считаю, что это неправомерно. Если мы говорим о неких параллелях между коллекцией Пермского звериного стиля, стилистикой изобразительной, можно, конечно, провести определенную параллель со знаменитой коллекцией Акамбаро, там тоже представлены очень такие странные, зачастую кажущиеся волшебными, нереальными персонажи изоморфного вида. Насколько они соответствуют друг другу, судить очень сложно, но что объединяет теоретически обе эти коллекции.

Дело в том, что и в том, и в другом случае присутствуют реликтовые существа, называемые ящерами. Ведь дело в том, что наши отечественные исследователи 19 века четко атрибутировали одну из характернейших деталей Пермского звериного стиля, а именно фигур ящера, который зачастую находится в подножье вот этих вот изображений. Зачастую ящер играет главную роль в композиции, случаются, например, сюжеты, где на ящере передвигаются те самые человеколоси или даже люди, антропоморфные фигуры. И тут мы говорим о том, что, например, замечательная такая вот подвеска полая, изображающая ящера большого и сидящих на нем передвигающихся двух антропоморфных фигур, находится прямо рядом с Красной площадью в Государственном историческом музее. И вот этот как раз сюжет перекликается зачастую, например, с некоторыми сюжетами из другой коллекции, это уже через океан, это с коллекцией камни Ики, так называемых, где тоже зачастую изображаются ящеры или динозавры и антропоморфные фигуры, продвигающиеся на них. Поэтому некоторые параллели существуют, но в чем плюс Пермского звериного стиля? В том, что эта коллекция четко признана наукой и атрибутирована, когда как коллекция Акамбаро и Ики официально наукой не признаны. Но дело в том, что происхождение и авторство звериного стиля коми сами, местные коми, местные народы приписывали загадочному народу чудь. То есть, что это был за народ, отечественная историография отождествляет чудь с предками коми. Но сами коми не считали чудь своими предками. Более того, вот эти, так называемые, образцы Пермского звериного стиля или, так называемые, чудские образки при нахождении их переплавляли или старались от них избавиться. Очень странное отношение, казалось бы, к собственному наследию. Чудь – это чужой, иной, некий иной народ, в общем-то, в самой этимологии слово «чудь» заложена вот эта, как бы, чуждость, хотя это только одно из толкований. На самом деле, этимология слова «чудь» восходит к слову греческому «кудос», отсюда, кстати, слово «кудесник», то есть это чудесный народ. Очень странная параллель возникает, казалось бы, на многие сотни, тысячи километров стоящими от этих мест эльфами, которые ушли в холмы. Дело в том, что коми и вообще народы, населяющие те регионы, говорят о том, что чудь ушла под землю с приходом собственно исторических племен, и при том, они говорят о том, что чудь была небольшого роста. То есть возникают определенные параллели. Дело в том, что то, что связывает чудь с представлениями о тех же эльфах, это то, что чудь, уходя под землю, превращается в чудов, так называемых. И главное их свойство совершать вежом или обмен детей, подмену, то есть, грубо говоря, похищение детей и использование их для обновления своего рода. То же самое мы находим в преданиях о Фейри или об эльфах, и так далее.

То есть на лицо определенные, четкие параллели, поэтому можно говорить о том, что существует некий народ или существовал, который все-таки реально был представлен на исторической арене. Аналогичные, кстати, предания мы обнаруживаем на нашем опять-таки севере, это предания о сиртях. Они так же осуществляют подмену детей, они также ушли под землю, эти предания сохранили ненцы. Более того, наши ученые обнаружили реальные исторические свидетельства, стоянки, которые подтверждают реальность существования этого народа, то есть на всем этом большом протяжении, огромного, в общем-то, сохранились некие свидетельства о неком народе, который в определенный момент просто ушел под землю. Но при этом он продолжает существовать, и продолжается определенный контакт между людьми и этими существами. То есть, например, до сих пор происходят, так называемые, поминки по древнему, коми осуществляет их, то есть это определенные ритуалы поминания, поминания чудей, в частности. То есть с чем это связано? Это связано не с тем, что коми считают их своими предками. Во многом это связано с тем, что они почитают их хранителями определенных мест. Дело в том, что одной из характерных черт и сюжетов Пермского звериного стиля – это изображение ящера, и в ряде случаев у ящера присутствует характерный затылочный рог. Дело в том, что у некоторых таких фантастических птиц, фигурирующих в том же самом Пермском зверином стиле, также присутствует этот затылочный рог. Но мы же знаем из той же самой палеонтологии, что у некоторых видов птерозавров присутствовал вот этот самый затылочный рог. Причем вот те птицы, в кавычках, которые изображены на некоторых полых панисках Пермского звериного стиля, они помимо вот этого затылочного рога обладают ярко выраженными зубами, даже не зубами, клыками. То есть, такое ощущение, что перед нами изображения каких-то таких вот древних существ, реально существовавших.

При этом надо вспомнить, что если раньше такое классическое представление о птеродактиле, такое лысое существо с крыльями, такая, как летучая мышь здоровая, то последние исследования говорят о том, что большое количество динозавров обладали перьями, то есть они были цветные. Что-то подобное схематически можно увидеть на некоторых образцах Пермского звериного стиля. То есть такое ощущение, что на этих изображениях зафиксированы некоторые действительно реликтовые существа. Возникает вопрос, откуда вообще это взялось, откуда это могло взяться? В этой связи как раз о поводу, если мы говорим о реальности эти существ потенциальной, там где-то кто-то сохранился, скажем так, можно вспомнить одну интересную вещь. Вспомним, например, тот же Новгород, в Новгороде был просто распространён культ ящера, или Яша, или Яще. Собственно, языческая реформа 980 года Добрыней, когда он поставил во главе пантеона Перуна на месте некого как раз вот этого Яши или Яще, это проявление конфликта двух культов, одного солнечного культа, связанного с драконоборцем, скажем так, и более архаического, хтонического культа, связанного с культом ящера. Что, в общем-то, и понятно, ведь если в Новгороде очень много было завязано на рыболовстве, и если это существо реально существовало, вот этот хозяин вод, так называемый, то есть ящер, то естественно люди были вынуждены этому поклоняться, какие обряды отправлять и прочее. Насколько реальным могло быть это существо? Обратимся к записи, которая находится в тридцатом томе полного собрания русских летописей, она описывает ситуацию, которая случилась в 1582 году. В это время произошло нашествие речных ящеров, которые назывались крокодилами, причем это там были не единичные какие-то ящеры, а там описывалось много существ, которые вышли из воды и многих пожрали. Что это такое? Например, академик известный Борис Александрович Рыбаков считал, что речь идет о реальном существе, о реальных существах, которые существовали в то время. И вот тут мы видим подтверждение вот этому сюжету из Пермского звериного стиля, сюжету ящера. То есть можно сказать, что судя по всему какие-то реликтовые существа могли сохраниться.

Дело в том, что в случае Пермского звериного стиля и в случае конкретно с сюжетом ящера многие исследователи и в частности известный антрополог, этнограф Дмитрий Онучин подчеркивал, что те, кто создавал вот эти образы, вот эти изображения, они считали это существо совершенно реальным, реально жившим на Земле. То есть все ящеры практически изображены в движении, глаза открыты. На одном из изображений мы находим, замечательно изображении мы находим огромного ящера, на спине которого сидит человеколось, над ним птица, и в чреве ящера изображены рыбы. То есть автор этого изображения, этой поделки, он подчеркивал, что мы имеем дело с живым существом. Что хотели донести до нас авторы Пермского звериного стиля и хотели ли они до нас что-то донести? Ученые полагают, что это просто ритуальные изображения, изображения, которым поклонялись, что они входили в некий такой набор ритуальный, но, может быть, часть из них предназначалась для того, чтобы донести до нас что-то. Я предполагаю, что большое количество этих изображений все-таки было рассчитано не на то, чтобы дойти до потомков, а этим преследовались какие-то внутренние цели. Этот народ пытался сохранить самоидентичность, он пытался сохранить собственный религиозный смысловой стержень. Вот этот стержень как раз демонстрирует нам эти фигурки, возможно, мы их даже не можем правильно прочесть, то, что на них записано. И не даром ведь их боялись коми, их уничтожали в больших количествах, переплавляли, старались от них избавиться. И недаром чуды, которым приписывается авторство Пермского звериного стиля, они считались чародеями, волшебниками. То есть, возможно, эти предметы несут часть древнего волшебства, кто знает, неизвестно?
Последнее изменениеСреда, 22 Июль 2015 09:50

1 Комментарий

  • Ольга
    Ольга 11.08.2015 15:56 Комментировать

    Ригден: Ну, не только у якутов, но и других народов также есть упоминания об этом. В частности, что в распоряжении шамана находятся духи-помощники, которые в тех же ритуальных песнопениях именуются «силой», «свитой», «войском».

    Они зачастую выступают в образе зверей, рыб, птиц или духов, которые путешествуют в другой мир, с целью совершить какое-либо действие: договариваются с иными духами, заклинают, вступают в поединки с духами болезней, пророчествуют, получают искомый объект и так далее. Знания о четырёх Сущностях можно найти и в символических схемах, например, в элементах шаманской
    одежды, по которой, образно говоря, как по атрибутике формы военных, можно определить «звание» шамана, степень его «астральных подвигов» и тому подобное.

    Например,- в предгорьях Урала самыми распространёнными композиционными схемами на элементах ритуальной одежды и образках» пермских шаманов являются: птицы (Передняя сущность), ящеры (Задняя сущность), два мифических существа почти одинаковой природы (боковые Сущности), а посредине сам шаман.

    Причём на корпусе ящера иногда рисовали семь рыб, подчёркивая, в том числе, и связь с водной стихией, измерениями, а также с памятью о приобретённой информации. Примечательно, что на ящере изображали стоящими только взрослых людей, то есть тех, кто уже имел прошлое. По бокам от шамана в схеме располагали, как правило, двух мифических существ. В одних случаях идёт явное указание на Правую и Левую сущности посредствам использования традиционных элементов, означающих Животное начало — раздвоенных копытец (гораздо позже боковые Сущности стали изображаться в виде двух животных или людей с топорами, ножами,
    стрелами, оружием в руках.) В других случаях это были обозначения прямо противоположные по функциям — небесных владычиц мира, сочетающих в себе элементы женского тела и лосихи (почитаемого священного животного). Считалось, что их сила способна переносить шамана в другие измерения, в том числе и высшие. Иногда на этих образах ставили символ Аллата в виде полумесяца рожками вверх, полагая, что так шаман дополнительно увеличивает свою силу.

    Позже из-за желания подчинить боковые Сущности своей власти, так сказать, для земных целей, эти понятия стали смешиваться, что можно проследить по изображениям, имеющимся на различных археологических артефактах.

    Подобные сведения о пяти элементах человека можно найти и в других частях света. Они есть в различных религиях и верованиях....
    ( из книги А.Новых "АллатРа")

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии