Вход

Куда смотрят статуи острова Пасхи?

Аху Тонгарики. Остров Пасхи / David Berkowitz Аху Тонгарики. Остров Пасхи / David Berkowitz

5 апреля 1722 года голландские мореплаватели открыли остров Пасхи

Загадка острова Пасхи с его величественными статуями и сооружениями интересна сама по себе, но еще любопытнее она становится, если брать ее с точки зрения судеб человечества.

История открытия островов Южных морей связана в том числе и с тем, что европейцы считали одним из подтверждений божественного провидения на земле симметрию, и в эпоху великих географических открытий бытовало мнение, что как в Северном полушарии находится материк Евразия, так и в Южном, симметрично центру Земли, его должно что-то «уравновешивать». Но вместо ожидаемого материка были открыты в Тихом океане группы островов, на которых жил удивительный народ. Удивительно в нем было то, что он был разбросан на пространстве в тысячи километров, жил на небольших островах и тем не менее составлял единую культуру.

Остров Пасхи остается одной из тех загадок цивилизаций, которые продолжают притягивать исследователей. Голландцы открыли его случайно, и открывшаяся картина потрясла их: образцы великолепной каменной кладки, гигантские каменные платформы, созданные с огромным искусством и, что самое поразительное, титанических размеров статуи — высотой в современный четырехэтажный дом. На острове к тому времени жили два разных народа, один из которых соответствовал классическим представлениям о населении Южных морей — коренастый, с золотистой кожей и темными волосами, — а второй обратил на себя внимание первооткрывателей светлым цветом кожи и рыжеватыми волосами. Именно эти светлокожие и считали себя потомками высокоразвитой культуры, создавшей строения и статуи, подобные которым не встречались нигде.

     Фото: Статуя моаи. Остров Пасхи / David Berkowitz

Остров изолирован тысячами километров воды — а значит, для того, чтобы разгадать загадку возникновения этих статуй, нужно понять, откуда могла прийти такая традиция. Но как вообще была возможна передача традиции в древнем мире на огромные расстояния и была ли такая передача? Может, все известные совпадения в древних цивилизациях — просто следствие из схожей психологической конституции древних людей? К таким совпадениями относятся, например, гигантские каменные сооружения, так называемые мегалиты и менгиры, или огромные ступенчатые пирамиды, которые находят буквально во всех регионах умеренного и теплого климатических поясов Земли. Если причина чисто психологическая, то культура острова Пасхи вполне может быть и самобытной. Но даже если статуи являются местным изобретением, остается вопрос о самой культуре, в которой они возникли, и появлении ее носителей на острове.

Общепризнанной до сих пор является теория о заселении тихоокеанских островов с запада на восток, то есть из Азии. Но в этой теории есть несколько противоречий. Острова заселялись около 5 века нашей эры. К тому времени в Азии существовало развитое искусство металлургии, но никаких следов использования металла на тихоокеанских островах не было. Это была культура каменных орудий. Цивилизация, не знавшая металлических орудий, к 5-му веку существовала только на Американском континенте.

     Фото: Статуи моаи. Остров Пасхи / David Berkowitz

Кроме того, у индейцев Южной Америки имелось одно загадочное предание, которое можно связать с судьбой тихоокеанских островов: это легенда о древнем вожде Кон-Тики (Солнце-Тики), который основал цивилизацию, чьи достижения унаследовала величественная империя Инков. Образ Кон-Тики, иначе называемого Виракоча, имеет все черты общекосмического божества, средоточия проблесков инкского монотеизма:

«О Создатель, корень всего, Виракоча, конец всего, Повелитель в сияющей одежде, Зарождающий жизнь и все приводящий в порядок, Говоря: «Да будет мужчина! Да будет женщина!» Создатель, творец, Ты дал жизнь всем — Храни их, Пусть живут они в процветании и счастье, В безопасности и мире».

(Из инкского гимна Кон-Тики Виракоче — вездесущему вечному творцу)

Но то, что инки приписывают Виракоче и его племени мегалитические постройки в Южной Америке и точно описывают его человеческий образ, наводит на определенные догадки. Возможно, Кон-Тики и его сподвижники были исторической группой людей, которые только со временем приобрели всё более божественные черты. Внешний облик Кон-Тики и его сподвижников, как его описывали инки, напоминает о светлокожих обитателях Полинезии, — ведь и там, и там речь идет о «белокожих, светловолосых, бородатых людях». Легенды инков можно расшифровать и таким образом, что представители этой предполагаемой более развитой группы, не выдержав набегов диких соседей, двинулись искать более спокойное место обитания. И шли они из района озера Титикака в высокогорных Андах на запад, а на западе был Тихий океан. Возможно, поэтому совсем не совпадение, что имя Тики принадлежит и легендарному первопредку полинезийцев. Может быть, речь идет об одном и том же человеке, реально существовавшем вожде?

     Фото: Кладбище на Острове Пасхи / David Berkowitz

Но вот незадача: у южноамериканских индейцев, строивших развитые государства, обладавших зачатками письменности и значительными познаниями в архитектуре, не было кораблей для того, чтобы преодолеть тысячи километров водного пространства. У них были только огромные плоты, сделанные из бальзового дерева. Неужели на таких плотах можно совершить трансокеанское путешествие? Именно этим вопросом задался в послевоенные годы начинающий норвежский этнограф, бывший коммандос Тур Хейердал.

Он был уверен, что на бальзовом плоту, сделанном по точным чертежам, сохраненным испанскими монахами в своих описаниях Южной Америки, реально пересечь водное пространство от южноамериканского побережья до островов Полинезии. А это ни много ни мало почти 8 тысяч километров! Но Хейердал был так уверен, что переселение индейцев с территории, на которой впоследствии возникла империя инков (от Эквадора до Чили), на полинезийские острова произошло именно так. А океан не разделял цивилизации, а, напротив, связывал их. Сколотив команду из своих боевых товарищей, Хейердал отправился в рискованное плавание. Заинтересованные наблюдатели делали ставки, через сколько дней его плот развалится и затонет. Плавание на плоту «Кон-Тики» продолжалось больше трех месяцев, ни один из шестерых участников не пострадал, и плот, отбыв из Перу 28 апреля 1947 года, благополучно прибыл на острова атолла Рароиа 7 августа того же года. Подробно это невероятное путешествие описано Хейердалом в путевом дневнике «Экспедиция на «Кон-Тики».

     Фото: Аху Акиви. Остров Пасхи / David Berkowitz

Этот эксперимент в действительности не доказал, что предками полинезийцев были спутники Кон-Тики Виракоче. Он подтвердил лишь возможность, что такое путешествие технически могло состояться. Транспортные средства древних людей позволяли им переплывать океаны, и последующие путешествия Хейердала доказали возможность, например, для древних египтян достичь берегов Америки на папирусных судах. Вот так же, допуская возможность, которую еще нужно проверять исследованиями, можно говорить и о великой працивилизации, которая могла послужить прообразом, например, платоновской Атлантиды, располагавшейся «где-то на Западе». Конечно, гибель за несколько дней земель, «превышавших по размеру Ливию и Азию», как пишет Платон, физически невозможна. Но может быть, память европейцев причудливо переплела несколько событий? А працивилизация, отразившаяся в легенде, располагалась не посередине Атлантического океана, а, например, на западе Африки? Которая в ледниковый период и несколько позже не была покрыта пустыней, а оставалась довольно приятным местечком — саванной с плодородной землей и тучными стадами животных, как можно заключить из сохранившихся наскальных рисунков. Или в каком-то другом месте планеты, всё еще ждущем своего открывателя.

Остров Пасхи важен как эпизод, необходимый для понимания судеб древних цивилизаций в любом уголке земли. Культурные навыки в древнем мире часто кочевали вместе с их обладателями, перемещая по планете умения, легенды и расы. Знания об этих маршрутах могли бы помочь понять людей нынешнего века, для которых так важна становится историческая идентичность. Тем более что наши знания о глубоких истоках собственной цивилизации очевидным образом неполны. Что мы знаем по существу о культуре человечества до возникновения первых обширных административно связанных государств? Очень мало.

Первые следы упорядоченного земледелия и городов найдены учеными в т.н. Плодородном полумесяце (земли на Ближнем Востоке), и относятся они к 9—10 тысячелетию до н.э. Но это не значит, что земледелие имеет именно такой возраст, ведь мы знаем города, которые еще старше, например, Иерихон, — а город, существующий в доземледельческую эпоху, совершенно не представим.

     Фото: Остров Пасхи / David Berkowitz

Кроме того, мы лучше знакомы с историей тех мест, где цивилизация существовала постоянно. Но ведь были территории, например, уже упомянутая пустыня Сахара, где климат и условия местности изначально благоприятствовали человеку, а ухудшение условий произошло позже. В подобных местах вполне могла бы пребывать загадочная працивилизация, знакомство с которой присутствует в исторических сведениях, дошедших до наших дней в виде легенд.

Легенды о Предшественниках были и остаются массово популярными на протяжении всей истории человечества, и, пожалуй, редкая область знаний обросла таким количеством легенд, догадок и домыслов. А в наше время рассуждения о працивилизации сильно осложняются тем, что на них с готовностью набрасываются примитивизаторы от расовых теорий, переводя предметный разговор в спор о том, кто больший ариец. А ведь вдумчивый и бережный подход к изучению глубин истории и судеб Ковчегов высоких цивилизаций может открыть многое в понимании и нынешнего человечества — которое так нуждается в понимании себя.

Автор: Игорь Юдкевич, 5 апреля 2018, REGNUM  

 

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии