Вход

Воины-язычники на защите православной Руси. Лев Прозоров

Как ценности древней веры помогали оборонять родину от врагов?

Историк и писатель Лев Прозоров рассказывает, как продолжали жить представители древней веры, когда христианство стало господствующей религией. Почему воины-язычники продолжали защищать государство от чужеземцев? Что говорится об этом в «Слове о полку Игореве»? Почему это произведение дало импульс всем последующим текстам о защите родной земли? Кого было больше на полях сражений: представителей  древней веры, двоеверов или православных? Какую роль сыграли язычники на Куликовом поле? Какие древние приметы и ритуалы помогали языческим воинам в битвах? Представляли ли язычники опасность для христиан? Как долго на православной Руси оставались целые языческие земли и города?

Прозоров Лев: После того, как в 11-12 веках христианство окончательно укрепило свои позиции главенствующей религии на Руси, язычники, однако, продолжали существовать и принимать участие во всех сторонах жизни общества, в том числе и в защите русского государства от чужеземцев. Достаточно вспомнить языческую по своей сути поэтому «Слово о полку Игореве», написанную явным приверженцем древних богов о сражении с половцами. Эта поэма дала в последствии импульс для почти всех произведений, так или иначе, освещающих защиту родной земли на Руси.

Через «Задонщину», через «Сказание о Мамаевом побоище» и вплоть до стихов 20 века слышится эхо языческого поэта. Приверженцы древней веры или, по крайней мере, яркие двоеверы присутствуют на Куликовском поле, древние языческие нравы сквозят в словах Александра Пересвета, обращенных к князю Дмитрию, в древнейшей рукописи «Задонщины»: «Лучше же нам на мечи свои навержиться, - то есть сброситься, - нежели в полони быть у поганых». Пересвет и его брат Ослябя были выходцами из дремучих вятеческих дебрей, которых язычество держалось особенно долго и упрямо, и неподалёку от их родных краев в те годы еще оставался языческим целый город. В передовом полке в московской рати, кроме Ослябя, Пересвета, их соратников и собратьев из полуязыческого Великого княжества Литовского, ведь на службу к Дмитрию пришли два брата, Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский, находились и выходцы из другой земли, на которой христианство тогда еще не было распространено. Выходцы из Белозерских земель, князь Белозерский со своим сыном и немалой дружиной. Тем не менее, житие Кирилла Белозерского, основателя Кирилло-Белозерского монастыря, жившего в годы уже после Куликовской битвы, говорит о том, что еще в те годы в окрестностях Белоозера жило множество неверных человек, то есть нехристиан. И с их стороны Кирилл подвергался постоянным нападкам, постоянной опасности.

Еще один выдающийся герой Куликовской битвы Дмитрий Боброк Волынец так же, как и Пересвет с Ослябя, выходец из Великого княжества Литовского, происходил из Волыни из мест, где до 14 века действовали крупные капища. Всем известен эпизод перед битвой, когда Дмитрий Боброк Волынец и Дмитрий Иванович, будущий Донской, выезжают перед полками слушать землю, которая с русской стороны плачет тонким девичьим голосом, а с татарской убивается на басурманском языке, как мать по своим сыновьям. В войске Дмитрия Ивановича Донского на Куликовском поле были целые отряды из земель, где в те времена язычество было еще живо и стойко держалось. Древние языческие ценности времен Святослава, когда русы бросались на свои мечи, дабы избежать плена, еще были живы в душах этих воинов.

 

Рекомендуем:

Князь Святослав. Иду на вы!, Прозоров Лев (Озар Ворон)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии