Вход

Жили старые люди. Сергей Алексеев

Жили старые люди. Сергей Алексеев

 

Где искать следы древней цивилизации великанов?

Писатель Сергей Алексеев делится воспоминаниями из детства и рассказывает о том, как своими глазами увидел череп и кости великана. Почему необычная археологическая находка не удивила взрослых? Как местные старожилы объясняли огромные размеры найденных человеческих костей? Повлияло ли увиденное на будущие исследования и творческие поиски писателя? Как события детства становятся отправной точкой для всего дальнейшего жизненного пути? Почему одни люди запоминают знаки и находят ответы на вопросы, полученные ещё в детстве, а другие – забывают про них навсегда?

Сергей Алексеев: В детстве, я не называю географического положения вот этого кладбища, потому что знаю, что туда кинуться люди, начнут ковырять. И на Урале я не выдаю, то, что написано это все, либо придуманы названия, либо для того, чтобы, ну, не хочу я, чтобы сейчас кинулся народ, все истоптал и нарушил вот эту целостность пока закрытой информации, которую надо... Какой-то, не я, кто-то еще придет, откроет эту информацию. Значит, вот в детстве дядя Илья Христолюбов и мой отец копали могилу, умерла бабулька, стали копать могилу. Дядя Илья был высокий такой, метра два ростом, метр девяносто, наверное, такой, и такой старик был очень, тогда еще не старик был, это мне казалось, что он стариком. И отец, значит, они копают, и начинают доставать оттуда кости. Сначала достали берцовые, бедренные кости, дядя Илья примерил, ему по пояс эта берцовая кость человеческая с такими набалдашниками, вот такая ему по пояс была вот эта кость, он примерил. И они настолько спокойно относились к этому. Они говорят, ну и что, жили старые люди, говорят они. И ничего, выкинули эти кости, сложили, потом они их закопали, но череп поставили на пень, вытащили череп. Он был как размера, вот у нас в бане по-черному был котел, черный такой котел здоровый, наверное, ведра на 4-5, вот такой котел, он был снаружи черный, а внутри был когда-то эмалированный, но эмаль откололась. И вот они взяли, вытащили, его оставили на пне, на пень поставили, у него не было нижней челюсти у этого черепа. Зубы были, спичечным коробком мерили, 5 сантиментов. Вот говорит, зубы какие были, и спичечным коробком перекуривают и померили. Они эти кости, выкопали нишу в могиле в этой и прикопали эти кости, там, наверное, штук 5 костей нашли и череп нашли, но череп пробитый, он от старости проломлен. Просто они прогнулись туда песком, наверное, или, может, лопатой, когда соседнюю могилу копали, сунули лопатой, проломлено. Значит, принесли эту бабушку хоронить, тут старухи говорят, зачем, уберите, за что же Вы череп? А пока ждали, я с ужасом смотрел на этот череп, я думал, так не бывает, такого не может быть. Я хотя черепов до того человеческих не видел еще, мертвых видел, а черепов оголенных костяных не видел. И бабушки заставили дядю Илью с отцом, чтобы они выкопали, прикопали череп этот, они его запихали и прикопали. Но он простоял примерно сутки, могилу заранее копают, на пне сутки, он высох, с него стал сотрясаться песок, и у него, где ноздри, вот такие дыры, оттуда стал сыпаться песок, и мне стало страшно, я увидел, как будь-то он оживает, но это детское воображение, что оттуда сыплется. И бабушки заставили этот череп прикопать, эту бабушку похоронили, они говорят, это лесные дяди или старые люди, говорили. Зарыли и разошлись, и никто их никогда не делал сенсации. Но они, местные жители, они просто привыкли к этому. 
 
Так вот, когда говорят, что человек произошел от обезьяны, значит, причем, от какой-то маленькой обезьяны произошел, я сразу не верил, что мы от обезьяны. Таких обезьян не бывает, если у него берцовая кость, сколько же ему ростом было, я все думал. Вот эти детские впечатления, наверное, благодаря этому я и начал заниматься. Просто везло на такие какие-то странные вещи, как будь-то меток мне наставили с детства, навставляли какие-то иголки, вот это тебе надо, вот это тебе надо, и с каждым годом это все усиливалось, усиливалось до определенного момента, видимо, как началось, грубо говоря, половое созревание, все это стало мне жутко неинтересно, я забыл про это на долгие годы. Хотя, когда я приезжал на родину, все это будилось, бродило, потому что я ходил по этим местам, и как бы попадал в это поле, в детское поле, в детское сознание. И потом только где-то в армии, я служил, когда в армии, солдатские ночи - это есть о чем подумать, повспоминать. И солдатскими этими ночами я начал вспоминать вот эти вот. Я думаю, зачем, для чего, почему? Я даже пытался рассказывать, рассказчик я был, наверное, не очень такой. Мне говорят, да что ты мелешь, какие там великаны? Я говорю, да вот, наверное, были великаны, и давай про этот череп рассказывать. 
 
Детство сделало заявки на всю оставшуюся жизнь. Я думаю, это с каждым человеком происходит, только один приходит к разгадыванию этих вопросов детских, а другой нет. 
Последнее изменениеПятница, 12 Январь 2018 16:56
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии