Вход

«Велесова книга» в академической науке. Александр Асов

Войдет ли «Велесова книга» в образовательную программу? Как преодолеть бюрократию в официальной истории и филологии?

У любого человека, занимающегося древней историей и культурой, возникают мысли по поводу «Велесовой книги» – крупнейшего памятника славянской литературы. Александр Асов – писатель, журналист, историк и филолог, автор перевода священных текстов «Велесовой книги» на литературный язык – рассказывает, что мешает корифеям академической науки заняться исследованием этого произведения. Почему официальная наука не признает подлинность текстов «Велесовой книги»? Верно ли мнение академических ученых о том, что изучением переписанных с дощечек текстов сегодня занимаются только энтузиасты, не имеющие прямого отношения к истории и филологии? Почему многие известные профессора и доктора наук раскрывают свою истинную точку зрения на «Велесову книгу», лишь выйдя на пенсию? Какое мнение по поводу древнего памятника высказывали такие именитые ученые как Ю.К. Бегунов, 40 лет проработавший в Пушкинском Доме, А.Т. Липатов – автор диалектологических словарей и работ по риторике и другие крупнейшие слависты? Почему известный археолог Петр Зорин поставил «Велесову книгу» в один ряд с новгородскими берестяными грамотами? Как на территории бывшей Югославии: в Сербии, Чехии, а также на Украине сложился целый круг специалистов, занимающихся изучением и преподаваниям древней славянской литературы? Как получилось, что в чешских университетах «Велесову книгу» включают в образовательную программу, а в России – предпочитают замалчивать свою древнюю историю? Почему не дают слово сотням крупных ученых, желающих высказать свое мнение о подлинности древнего памятника? Боязнь всего нового – это проблема академической науки или академической бюрократии? Что за артефакты древнеславянской истории представлены в Музее русской рунической культуры, открытом в дольменной зоне под Геленджиком? Какие научные исследования проводятся на базе музея? Примут ли выдающиеся академики участие в создании научных сборников, посвященных древней истории Руси?

Асов Александр: Принято считать, что темой Велесовой книги занимаются в основном энтузиасты этого вопроса, не имеющие в филологической и исторической науке прямого отношения. Дело абсолютно не так, при всех своих проблемах наша российская, прежде всего, академическая наука, корифеи нашей российской академической науки давным-давно занимаются этим вопросом. И занимаются часто в положительном ключе, и крупнейшие ее представители нашей академической науки, старые профессора, особенно в то время, когда они становятся независимыми их суждения от академической бюрократии, но это происходит, например, когда они оставляют свои посты по возрасту и так далее. Но, тем не менее, они остаются крупными учеными и главами школ, авторами учебников, словарей, и так далее, и так далее, самые крупные ученые, получив тем или иным способом свободу, начинают высказываться о Велесовой книге совершенно определенным образом. Для специалистов этот вопрос, крупных специалистов, корифеев нашей науки давным-давно он уже решен в положительном ключе. И можно назвать имена крупнейших наших ученых, например, Юрия Константиновича Бегунова, 40 лет проработавшего в Пушкинском доме, переводчика русских летописей, работа «Слово о полку Игореве» и так далее, и так далее. Один из крупнейших наших ученых славистов, известный во всем мире. Он занимался тем, что переводил Велесову книгу, и за это получил, в общем-то, достаточно серьезные проблемы внутри академической науки. И у него есть работы по Велесовой книге, крупные интересные работы. И он далеко не одинок в этом, например, Липатов, автор словарей, работ по риторике, это доктор филологических наук, разумеется, его работы переводились на все европейские языки, один из крупнейших российских ученых, активный защитник Велесовой книги, и прекраснейшие у него по этому поводу есть работы и статьи. Можно вспомнить и крупного археолога Петра Золина, новгородский археолог из Великого Новгорода, который занимался и берестяными грамотами, историей Новгорода Великого, и прекраснейшие у него книги, работы, известнейший ученый, давным-давно высказывается за Велесову книгу, сравнивая ее с берестяными грамотами. У него есть работы. Это я просто тех авторов, которые, в общем, достаточно известные, перечислил. И за свою длительную биографию я встречался с учеными, которым просто не давали слово. Это просто действительно сотни ученых, крупных ученых, это и в Ставрополе, и с теми учеными, с которым я встречался из Ставропольского университета, и многими-многими другими учеными. Я думаю, что сейчас пора уже этим людям давать слово, нужно выпускать научные сборники, потому что у них у всех есть мысли. То есть человек занимается той или иной проблемой, касающейся нашей древней историей культуры, и у него возникают мысли по Велесовой книге, а давление нашей академической бюрократии не дает им слова. То есть давным-давно пора оздоровить эту обстановку вокруг этой темы и дать слово действительно крупным ученым, то есть докторам филологических наук, докторам исторических наук, сделать так, как делалось это раньше на Украине, в Чехии, в Сербии, где за Велесову книгу высказались главы школ и крупнейшие ученые, которые только существуют в славянском мире. Это и Радивой Пешич, например, генеральный секретарь Балканологического общества, переводчик Велесовой книги, известный в Югославии бывшей во всей. Он известен так же по всему миру, поскольку он работал в Лондоне и в Италии, и так далее, так далее, так далее. Он – крупнейший ученый. Радомир Марович – это декан филологического факультета Белградского университета, который поддерживали и высказывался по Велесовой книге достаточно активно и продвигал работы того же Радивого Пешича. И там сложился в бывшей Югославии, в Сербии круг ученых, специалистов, который там только есть, там других специалистов по этому вопросу нет, они все высказались, весь свет науки высказался за Велесову книгу.

То же самое произошло и в Боннском университете, в старейшем университете Европы, там проводятся курсы по Велесовой книге, по Веде Словена, по всем нашим памятникам, по тем книгам и по тем изданиям, которые у меня выходили, и идут курсы, идут уже порядка 15 лет. Так что эти имена известны всей ученой Европе. Это проблема, конечно, нашей академической науки, скорее, нашей академической бюрократии, которая боится всего нового и часто боится за свои места, думает, не знаю, надо с ними разбираться, какие у них есть по этому поводу аргументы. Но все они далеки от подлинной науки. 
Сейчас, в настоящее время в дольменной зоне под Геленджиком энтузиастами, мною был открыт музей, музей русской рунической культуры, где представлены все артефакты, которые касаются нашей древней истории, истории юга России, конечно, просто древнеславянской истории. И наш музей начал выпускать сборники, научные сборники, и там у нас даже есть ценз, то есть ниже кандидата наук не пропускаются статьи, касающихся древних памятников нашей истории письменности. Конечно, на первом месте стоят наши статьи и работы наших корифеев советской и российской академической науки, те имена, которые я перечислил. И мы надеемся, что сотрудничество с академической наукой нашего музей продолжится и в будущем, и приглашаем всех ученых, которым интересен этот вопрос с точки зрения самых разных, учтем работы из самых разных областей. И Велесова книга так же, как и «Слово о полку Игореве», так же, как и наши древние летописи, она может быть исследована в самых разных областях. Мы думаем, что большое будущее есть у исследования Велесовой книги, академических исследований, не только из энтузиастов, интересующихся этим вопросом. Конечно. Большая благодарность за то, что они обращают внимание на эти темы, но все-таки хотелось бы, чтобы поднять планку, поднять планку исследований Велесовой книги на серьезный академический уровень.
Последнее изменениеПонедельник, 29 Июнь 2015 19:51
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии