Вход

Кто такие евреи

Из какого Египта был исход евреев?

Современные исторические исследования позволяют иначе взглянуть на библейские тексты и задаться вопросом, насколько достоверны описания некоторых событий, и не подменяются ли одни понятия и географические названия - другими. Светлана Жарникова, кандидат исторических наук, основываясь на глубоком изучении древних исторических документов считает, что описанный исход иудеев из Египта мог на самом деле происходить совершено в другом месте на территории России.

Светлана Жарникова: Вот Вам, пожалуйста, история Иудеи. Я иногда тоже начинаю смеяться, говорю: «Слушайте, ребята, откуда, из какого Египта бежали? Из того или из этого, который Кемский?» Потому что, так называемая, карта Меркатора, ну, она вообще-то к Меркатору не имеет отношения, там, с Северным полюсом, где четыре реки

Вопрос: Отношение к Меркатору почему не имеет?  

Светлана Жарникова: Не имеет отношение к Меркатору, потому что Меркатор умер в 16 веке, а там номенклатура названий, Гудзонова залива, 17 века. Да, Меркатор не знал, как англичане назовут Гудзонов залив, реки и так далее. Но, тем не менее, там действительно карта хорошая и очень старая, но только эта карта нашего с Вами Кольского полуострова, с четырьмя реками текущими, со всеми вытекающими последствиями. Так вот, вот эта вот Кемь, земля Кемь, да, или Египтус, поморье тоже. И, подумайте сами, как можно в Синайской пустыне 40 лет болтаться? А по нашим степям, луговым, злаковым, можно 40 лет? Можно. Как можно перейти Красное море, если это рифт глубиной в 3 километра? Как? А потом на 3 километра нужно подняться. Но до 18 века наше с Вами Черное море называлось Чермным или Красным. 

Комментарий: Червоным, в смысле. 

Светлана Жарникова: Да, Красным, Червоным морем, Прекрасным. И у ирландцев, пришедших с северного побережья Черного моря на территорию Ирландии, в их эпосе именно оно так и называется, Красным морем. А у Красного моря, а прошли они через Камышовый залив, а Камышовыми заливами до сих пор называют залив Сивашик, который можно пройти во время отлива. И земля, текущая медом и маслом, - это Крым. Поэтому, когда у нас начинают: «А-а-а, антисемитизм». Я говорю: «Слушайте, угомонитесь, ради Бога!» Это практически… Ну, кто такие ашкеназы? Голубоглазые рыжие люди с вот такими же длинными лицами. Ну, сохранили, да, они сохранили в значительной мере вот этот вот древний религиозный код, Бог не изобразим. Да, конечно, Бог не изобразим. Мне приходилось общаться с архиепископом Великоустюгским и Вологодским, Царство ему Небесное, Михаилом Николаевичем Мудьюгином, который говорил: «Да, Новозаветная троица запрещена». То есть Бога-отца изображать нельзя, вот когда мы с Вами видим, сидит Бог-отец, у него на руках сидит тридцати трех летний Иисус, и, там, значит, голубь, это, на самом деле, нехорошо, это грех. Бог не изобразим, на наших старообрядческих иконах он изображается золотым фоном. 

Комментарий: То есть он есть.

Светлана Жарникова: Свет. Да, это свет. И поэтому, когда говорят, что иконописцы не умели писать, они не знали реальной перспективы, это полная чушь и абсолютная глупость, потому что наш мир изображается в реальной перспективе. Есть точка схода на горизонте, и поэтому все сокращается. А тот мир – это мы, то есть точка схода, он расширяется в бесконечности, и мы увидеть его конца не можем, потому что там свет. А что в этом свете, это нам еще предстоит узнать, каждому в свое время.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии