Вход

Китай основали арии. Андрей Буровский

Чего боятся китайские археологи, скрывая от всего мира "китайские" пирамиды?

На территории Китая находят хорошо сохранившиеся мумии с ярко выраженными европеоидными чертами лица. Если мы начнем внимательно изучать китайские легенды, то обнаружим, что их предками был высокий светловолосый народ. Древний Китай, по мнению кандидата исторических наук Андрея Буровского, очень долгое время напоминал по типу расселения и организации общества древние арийские общества. Однако, в 3 веке до Рождества Христова китайские правители решили переписать реальную историю возникновения их государства, создав исторический эпос, который перечеркнул память об арийском прошлом.

Андрей Буровский: Дело в том, что очень интересный сам сюжет. Понимаете, есть такое слово «Ордос». У нас так плохо знают вообще географию Восточной Азии, Центральной Азии, что часто находят на картах его в самых невероятных местах, чуть ли не Северной Кореи, а Ордос – это излучина Хуанхе. Вот Хуанхе делает мощную петлю, идет на юг, и вот внутри этого Хонгха, вот этой излучины тоже те же равнины, те же, ну, саванного типа ландшафты, такой центрально-азиатский, что и во внутренней Монголии или в Ганьсу, то есть на западе Китая, в Центральной Азии. И в этот Ордос попадали индоевропейцы, арийцы, европеоиды очень рано, уже в третьем тысячелетии до рождества Христова. Вот в Таримской впадине в самом центре Азии, там сохранились мумии, очень естественные мумии, потому что очень сухой климат, и, погребая покойников, древние арии, ну, может, даже не хотели такого эффекта достигнуть, но они сохранялись. Вот, и когда Лоуланьская красавица, которая примерно третьего тысячелетия, это женщина ростом примерно метр восемьдесят с ярко выраженными европеоидными чертами. И вот пример, такого же типа люди, они обитали в этой излучине, в Ордосе, и проникали в Китай. Причем, самые древние китайские легенды, они же очень интересные, причем, если вдумчиво прочитать все эти легенды, все станет понятно. Во-первых, китайцев, по их же легендам, предки были высокорослыми светловолосыми, начнем с этого. Причем, племена «Ди», опять же по китайской традиции, еще в начале нашей эры, то есть прошло уже после Рождества Христова, то уже имеет такой облик, и жили к северу от Китая, но предки жили на севере Куньлуня, хребет Кульлунь, то есть кончается Тибетский горный район, то есть это откровенно Центральная Азия, открытые равнины, скотоводы там жили, там никогда не жили земледельцы, там земледелие почти невозможно. И вот эти предки якобы именно в этом месте основали группу племен, которые потом уже завоевали Великую Китайскую равнину, то есть в том месте, где Хуанхе выходит на эту равнину и где возможно земледелие. А там земледелие не просто возможно, оно оптимально, но Древний Китай очень долгое время чрезвычайно напоминал по типу расселения, по типу организации общества, очень четко напоминал древнеарийские общества. Ну, деление хотя бы на мудрецов, таких брахманов Китая, если угодно, воинов, которые опять же сами по себе должны существовать, вне государственной машины и должны следовать неким благородным принципам, они должны организовывать это общество, свободных общинников, вот которых называли «вайшьи» в Индии, и, наконец, на несвободных людей, если хотите, шудр. Причем, такое же трёхчленное деление общества, оно в Греции существовало, у германцев, у балтов, в том числе, у прусов еще в историческое время, в 13-14 веках до Рождества Христова. То же самое было во Франции у галлов, у кельтов, то есть везде у индоевропейцев это трехчленное деление четко прослеживается. И, плюс к этому, индоевропейцам совершенно несвойственно эта четкая иерархия, такая восточная деспотия, а. наоборот, такая крайне рыхлость общественной организации. Когда общество, оно преобладает над государством, где эти свободные войны легко ставят своих вождей, и их избирают очень часто, где даже вождь, он и вынужден, и сам хочет слушать мудрецов, ему они интересны, он их призывает к какому-то общению и одновременно опирается на воинов, опять же их коллективное мнение ему может стоить, и короны, и наоборот, может его возвеличить и утвердить его как великого вождя, то есть он все равно зависит от двух высших слоев населения, волей-неволей. И вот первые китайские княжества похоже были так организованы. А уже в более поздние времена в одном из китайских царств был великий ученый, имя его знаю, но знать его не хочу, уж простите, я брезгливый. Судя по этнографии китайской, он на европеоида был не похож, он был из местных таких, ярко выраженных не европеодских людей, он создал очень простую понятную теорию, что мощь государства зависит от трех факторов: служение всех великому императору, который является, как бы, божеством, от количества продуктов питания, создания как можно больших запасов риса и от мощи армии. Все просто. Все, что придумали византийские бюрократы, придумал Иосиф Виссарионович, Адольф Алоизьевич, это все такие, знаете, легкая рябь на воде, на глубинной великой китайской идеи. И Великий император Цинь Шихуанди основал первое централизованное государство, он построил Великую Китайскую стену, отгораживая свой гениальный Великий Китай, новый тип общества, уже совсем не походит на арийское, от всего остального человечества. А войнам, чтобы не сбежали со стены, заметьте, не рабам, войнам, на всякий случай отрубали ноги, чтобы сбежать не могли. Я вполне ответственно говорю, что уровень террора, который в Китае, ну, считался просто повседневным бытом, это некий зашкаливающий фактор любой самой страшной бюрократии в европейском мире. То есть нечто похожего на это не было ни при Сталине, даже при Петровском и Ленине, тем более, не было при Адольфе Алоизьевиче или при Муссолини в Италии. Самые страшные будни инквизиционного трибунала – это просто такая веселая песня, по сравнению, что происходит и происходило, вернее, в Китае. То есть жуткая террористическая машина, которая обрушивается на человека, подчиняет его как некую песчинку, ну точнее, винтик, маленький-маленький элемент, такое зернышко риса. 

Вот, есть хорошая китайская легенда, я очень жалею, что это только легенда, что когда строили Китайскую стену, вдова одного из бесчисленных миллионов погибших там зарыдала так, что стена разрушилась, а Цинь сдох в страшных мучениях. Жаль, что только легенда, понимаете, эта сволочь продолжала жить, он искал пилюли бессмертия, Цинь Шихуанди, он одновременно издал 3 указа. Согласно первому, он должен жить вечно, по второму, его потомки будут править Китаем десять тысяч поколений, по третьему, он тут же отправил экспедиции на поиски эликсира бессмертия. Сдох в возрасте 49 лет, пожрав очередных пилюль бессмертия, там было много, похоже, ртути. Вот, после того, как закопали поглубже, поставили четыре терракотовые армии, сначала должны были похоронить самих воинов живьем, но даже сам Цинь Шихуанди понял, что это может стоить ему много чего-то, бессмертия стоит, да? Поэтому сделал терракотовые копии всех воинов, лошадей, даже подошв сапогов всех воинов, и закопали 4 такие терракотовые армии, и похоронили с императором, по разным версиям, от 20 до 120 тысяч людей живьем. Тут разные цифра опять же. Ну, холм, где это произошло известен, до сих пор китайские археологи собираются его раскапывать, но похоже они бояться это сделать, потому что боятся, что вместе с Цинь Шихуанди, с изгнившим трупом этого, ну, я опускаю эпитет, китайцы его, вроде, любят до сих пор, вот из этого существа вырвется бесчисленные бедствия. Кстати, возможно, и вырвутся, я бы не удивился, но это произошло безобразие где-то в 3 веке до Рождества Христова, это его время, да? До этого Древний Китай – это общество по типу совершенно арийское. Ну, кстати говоря, то, что мы разделяем Китаем, это 7 или 8 разных центров сторонних цивилизаций. И вот один из них, Ханьский на севере Китая, кстати, «Хань», ну, можете считать меня расистом, как угодно, тоже почему-то слово «хай» как-то очень напоминает почему-то, что-то такое, знаете, родное слышится в мерных песнях ямщика. Так вот самый Ханьский Китай, он за счет того, что получил огромный толчок цивилизационного развития индоариев, от европеоидов, он возвысился над остальными. Ведь до появления в Ордосе индоевропейцев, арийцев, европеоидов в Китае не было никаких домашних животных, кроме мускусной утки, свиньи и собаки. А тут появляется сразу много домашних животных, сначала лошадь, то есть появляются колесницы. Колесницы опять же типичное индоевропейское изобретение, если на то пошло. Классическое, когда в бой идут не всадники на лошади, а во втором тысячелетии до Рождества Христова еще похоже не было конницы, шла в бой колесница. И вот множество колесниц появляется у Ханьских китайцев, они завоевывают остальных. Плюс к этому, у них более совершенные формы ведения земледелия, намного более совершенные, со множеством домашних животных и разнообразными культурными растениями, то есть там, где живут сто или тысячи людей другой цивилизационной формы, они могут прокормить десятки тысяч людей, и в одну калитку выносят остальных, как бы, древних предков китайцев, и завоевывают территорию современного уже Китая, то есть здесь уже без них не обошлось. 

Еще веселее в Корее, там есть представление о царе Тангуне, основателе первого государства Кочосона, первокорейского, так вот его дедушка был, ну, естественно небесным правителем, но прилетел в Корею он почему-то на колеснице, удивительная вещь. И корейские археологи нашли, цитирую, «погребения Тангуна», еще в Северной Кореи сделали вот что, это погребение есть, ну, доказаны всенародные легенды. Почему? Не знаю. У меня только один вопрос в таком случае, а когда же в России поставят памятник Коту Баюну и Бабе Яге? Потому что, как известно, они-то являются предками русского народа. Но если, опять же, неведомый арийский вождь, чья колесница доскакала до Кореи, становится Тангуном, вот раскопали ее, и когда выставили корейские археологи в одном из музеев, цитирую, «запчасть для колесниц», так и называют, да? Ну, запчасть там есть, ну, колесо лежит, втулка, все это полагается, колесница имеет место быть. Но кто сказал, что был Тангун, выше моего понимания. То есть мифологический откровенно герой, мифологичный в той же степени, что мифологична Баба Яга и Змей Горыныч, если на то пошло, ну, и скажем, Микула Селянинович, например, или Вальга. То есть памятник посреди Москвы Вальге я могу себе при самом напряжении фантазии представить. Тут у европейского человечества чувство юмора как-то зашкаливает, конечно, эту учесть мы не можем на себя принимать. Когда ставят памятник в Англии Бади Сей, например, по крайней мере, исторической фигуре реальной, или во Франции Верцингеторигску, кельтским вождям, которые воевали с Римом, то это все-таки попытка найти какие-то реальные вполне исторические персонажи, кто будет символом уже современной государственности. Другое дело, что романизированные абсолютно современная Франция, которой не только кельты, но и Великий Рим являются четкими культурными предками, ну, пытаются найти себе предков разных, в том числе кельтских. Это забавно, но хотя бы у них основания для этого есть. А, скажем, снежные лошади или кому-то, Богу Юрдоку, например, одному из кельтских божеств, во Франции памятники не ставят. Ну, в Кореи поставят Тангуну памятник, все нормально. И, более того, существует некий китайский предок соответственно самих китайцев, которому поставлен мавзолей, а он, как известно, прожил две тысячи лет или тысяча девятьсот на Земле, причем, был взят живым на небо или сам улетел, я уже не помню, там есть разные версии легенды. Но до сих пор в его мавзолее показывают шляпу, показывают его плащ и сандалии. Причем, в числе люди, которые  там побывали, был Сунь Ятсен и Мао Цзэдун. Ну, понимаете, при самом большом напряжении фантазии, ни Брежнева, ни Путина, ни Ельцина я не могу себе представить в музее Кота Баюна, которые будут смотреть на сандалии, принадлежавшие Вальге опять же, допустим, или, там, посох Ильи Муромца. Ну, легенда Тангуна просто прекрасное свидетельство того, что колесница древних индоевропейцев, они доскакали и до побережья Японского моря, до современной Кореи, и дали толчок и корейской государственности, потому что в Древней Кореи (Древняя Чосон) была лошадь, была корова, была овца, а, простите, предки этих животных в Корее не водились, они пришли откуда-то. Это животные Переднего Востока, Средней Азии, Европы, кому-то они были приручены, приучены, похоже, примерно, за 5 тысяч лет до Рождества Христова на территории Восточной Европы, скорее всего. Вот территория между излучины Волги и современная Обь, вот эта территория, то есть Великороссии современной, вот южная часть степная, наиболее вероятное место приручения лошади. В качестве другого такого возможного места, называют Причерноморье. В любом случае, это территория Восточной Европы, но здесь все равно был предок лошади, реально. А в Китае, ну, его нет, что с этим можно поделать? Великая Китайская равнина, она даже лошади Пржевальского не знает, а современная лошадь, ну, нет у нее предков в виде лошади Пржевальского, а Тарпан европейский есть, опять же с этим ничего нельзя поделать. 

 Вот таких вот примеров культрегерства, если уж использовать самое старое слово, их очень много, огромное количество. Видимо, это вызывает некий протест, как так? Но мало того, что они белобрысенькие неправильные, такие… Макар Нагульнов, кажется, у Шолохова мечтал, что все люди перемешаются между собой, и пойдет такая раса приятного смуглявенького обличия, да? Давно уже неприятного смуглявенького обличия, так они еще культрегерют, это неправильные люди, это, видимо, вызывает некий гнев. 

Последнее изменениеПятница, 27 Март 2015 09:43
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии