Logo
Версия для печати

Потерь все больше. Варварские методы раскопок наносят непоправимый урон историческому наследию

Во время раскопок археологи терпеливо счищают слой за слоем специальными щетками и скребками. Фото: Орловский областной краеведческий музей Во время раскопок археологи терпеливо счищают слой за слоем специальными щетками и скребками. Фото: Орловский областной краеведческий музей

В регионах ЦФО (Центрального федерального округа) большой проблемой для науки стали "черные археологи". В поисках легкой наживы они разрушают уникальные памятники, однако к ответственности их почти не привлекают. 

Кротовые норы

По словам доктора исторических наук Андрея Минакова, "черные копатели" орудуют в каждом регионе ЦФО. Их количество не подсчитать. Ученые считают, что оно сопоставимо с числом рыбаков или охотников. Движет ими алчность и азарт.

- Я почти шесть лет проработал директором Орловского областного краеведческого музея, - говорит Андрей Минаков. - И все это время к нам регулярно приходили какие-то люди. Предлагали приобрести разные исторические вещи, иногда очень интересные.

Некоторые запрашивали большие деньги, другие были согласны на небольшое вознаграждение. Однако в дар принесенное не предлагали, и это примета времени. Музей отказывался: нет денег на покупки. Вероятно, артефакты затем относили антикварам, в ломбарды и частным коллекционерам. Возможно, и просто выбрасывали.

"Черных археологов" среди "копателей" немного. В Центральной России нелегалы занимаются в основном поиском оружия и боеприпасов на местах боев Великой Отечественной войны. Они и попадают в криминальные сводки. Тех, кто отправляется раскапывать скифские курганы или городища, в сводках нет. У правоохранителей практика еще не наработана.

- Эти люди наносят непоправимый ущерб, потому что археологический памятник можно изучить только единожды, - продолжает Андрей Минаков. - Второй раз курган не раскопаешь. Этим археология отличается от других наук, в которых неоднократно можно проводить исследования и ставить эксперименты.

"Черные копатели" зачастую оснащены лучше археологов. У них имеются спутниковые навигаторы, топографические карты, внедорожники. Современные технологии позволяют "просвечивать" землю и выявлять потенциально интересные объекты. Это раньше приходилось аккуратно копать лопатой и терпеливо счищать слой за слоем специальными щетками и скребками.

Потерь становится все больше. Так, в Орловской области в последние годы были разграблены и повреждены такие памятники археологии, как городища Гать, Титово-Матыка и Спасское, а также селище Булатово-1 в Хотынецком районе. Памятники обещали раскрыть многие тайны. Они относятся к эпохе, о которой нет письменных источников.

К слову, "черных" и легальных археологов интересуют разные вещи. Первые охотятся за украшениями и монетами. А для ученого важнее древние каменные изделия, столбовые ямы, обломки керамики, наконечники стрел и другое. По этим, казалось бы, непримечательным находкам они по крупицам воссоздают историю.

Закон есть закон

В каждой стране отношения регулируются по-своему. Так, в Великобритании археологи-любители имеют право бродить по полям и лесам с металлодетекторами. Находки у них выкупают после экспертной оценки, а приоритет имеют музеи. По местным законам выручку пополам делят тот, кто нашел артефакт, и владелец земли, на которой он был найден.

В России законодательство в последние годы было ужесточено. Право на раскопки имеет даже не каждый ученый. Для этого в минкульте РФ надо получить так называемый открытый лист. Говорят, процедура забюрократизирована, но это уже другой вопрос. Главное - без открытого листа раскапывать ничего нельзя.

За поиск и приобретение исторических предметов предусмотрена ответственность - до шести лет лишения свободы. Если находка сделана случайно, наказание не грозит - надо уведомить власти и сдать найденные артефакты. За укрывательство также возможно уголовное преследование. Но закон пока применяется в основном лишь к тем, кто ищет оружие времен ВОВ.

- Существует еще и закон ФЗ-73 "Об объектах культурного наследия", - поясняет кандидат исторических наук замглавы липецкого научно-производственного объединения "Черноземье" Александр Голотвин. - Он жестко прописывает процедуры сохранения археологического наследия. Но, к сожалению, охранная археология организациями зачастую воспринимается как обременение.

Наткнулись на кладку

По закону при строительных работах, будь то возведение здания или прокладка трубопровода, застройщик обязан пригласить археологов. Они должны провести разведку и дать заключение - не исключено, что на месте строительства находится неизвестный памятник. Свежий пример: в орловском райцентре Кромы начали возводить пристройку к магазину. Ковш экскаватора наткнулся на кирпичную кладку.

- Местные жители добились приостановки строительства и дежурили до нашего приезда, чтобы никто ничего не трогал, - рассказывает руководитель кооператива "Елецкий стан", археолог Александр Иншаков. - Всем было интересно, что же это такое, поскольку работы проводились в историческом центре поселка.

Благодаря неравнодушию кромчан сделано два открытия. Во-первых, археологи обнаружили старинный склеп с захоронениями двух монахов - мужчины и женщины. Оказалось, что на этом месте стоял Троицкий храм. Во-вторых, были найдены культурные слои, относящиеся к XI-XII векам. Это позволит переписать саму историю Кром.

- До сих пор было известно, что в указанный период селище располагалось на левом берегу местной реки, - говорит Александр Иншаков. - Наше открытие доказывает, что и на правом берегу существовал укрепленный городок. В этом году мы вернемся туда и продолжим исследование.

Скрытый ресурс

В Орловской области археологическую разведку заказывают только крупные компании, и то не все. Пожалуй, лишь при прокладке и реконструкции нефтепроводов условие соблюдается. Кроме того, в Орле нет археологов с открытым листом. Приходится приглашать специалистов из других регионов.

Куда лучше поставлено дело в Белгородской, Воронежской и Липецкой областях. Там застройщики действуют по отлаженному алгоритму, а археологические объединения не только имеют открытые листы, но и неплохо оснащены. Это еще и бизнес, услуга-то платная. Застройщик вносит ее стоимость в смету проекта. В Орле же даже небезызвестный памятник Ивану Грозному установили без археологической разведки.

По мнению Александра Голотвина, многие компании считают привлечение к работам археологов закапыванием денег в землю. Отказываясь от услуг археологов, строители, по сути, становятся "черными копателями". Однако под уголовную ответственность их действия не подпадают: они возводят объект, а не ищут ценные вещи. Накажут только в случае, если находку скроют от властей. Административные штрафы малы.

- И компании, и власти должны понимать, что памятники археологии - это не обременение, а ресурс для развития познавательного туризма, - говорит Александр Голотвин. - В Центральной России нет богатых рекреационных ресурсов, моря или гор. Но есть памятники культуры и истории, и это направление надо развивать.

Специалисты отмечают, что археологическое сообщество достаточно закрыто и "варится в собственном соку". Лишь единицы ученых доносят до СМИ информацию об открытиях. И единицы же сообщают в полицию о "черных копателях". Чаще просто укоризненно качают головой, натыкаясь на разграбленное городище.

Вероятно, ученым стоит поменять отношение к делу и стать более открытыми для общества. Обзавестись тематическими порталами, например, и при их помощи оперативно сообщать о незаконных раскопках. В наш век это несложно и недорого.

https://rg.ru

 

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16-ти лет. Достояние Планеты © 2014-2017