Logo
Версия для печати

Развитие и деградация мышления человека. Александр Белов

Развитие и деградация мышления человека. Александр Белов

От технологичной цивилизации к обезьяньему уровню развития: как в современном мире утратить речь и человеческие навыки?

Палеоантрополог Александр Белов рассуждает о функциях мозга современного человека и о том, как взрослеет человек? В каком возрасте у него развивается формально-логическое мышление? Почему половина людей сегодня на уровень абстрактного мышления так и не переходит? Как деградируют определенные мозговые центры и к чему это приводит? Опасно ли становиться «цивилизацией торговцев», живущей приземленными заботами: где купить и кому продать? Различается ли размер мозга у разных расовых групп и разных народов? Что произошло с тасманийцами? Почему при современном развитии человечества на планете сегодня существуют такие популяции, как андаманские негритосы, которые ходят голыми, хорошо лазают по деревьям, не знают огня и вялят обезьян на солнце? Как, оказавшись в идеологической и культурной изоляции, популяция утрачивает многие навыки, в том числе, и речь? Можно ли остановить процесс мирного одичания?
 
Александр Белов: Хорошо известно, что существует такое, грубо говоря, формально логическое мышление, это известный психолог Жан Пиаже швейцарский, прошлого века психолог, он предложил, он долгое время занимался с детьми, видел, как взрослеет человеческий организм, как вообще человек взрослеет, он сначала проходит стадию сенсомоторного такого изучения мира, он включает это мышление, ему надо все потрогать, моторика здесь включается, двигательные акты. Этот период длиться, начинается с нуля и с годика и длиться условно до трех лет, с трех до семи идет предоперационная стадия, а с семи до одиннадцати где-то уже оперативное мышление. Ребенок уже осваивает этот мир, он знает, куда вилку в розетку втыкать или еще какие-то манипуляции, причинно-следственные связи постигает этого мира. А вот дальше идет по стадии развития интеллекта самое интересное, где с двенадцати до пятнадцати лет должна развиваться такая форма как формально логического мышления, это когда человек начинает абстрагировать, он начинает собирать в понятия разные реальные предметы и начинает абстрагироваться от реального мира, строить гипотезы, какие-то предположения, у него мышление уже становится абстрактным, оно становится аналитическим, абстрактным, не связанным с конкретикой. То есть он может выдумывать теоремы, например, или математические модели Вселенной рисовать или предположения какие-то высказывать или гипотезы какие-то строить. Но дело в том, что Пиаже где-то половину населения, даже больше половины, 50% населения до этого уровня не дорастает, она его успешно проскакивает и так и остается на конкретно-оперативном мышлении. То есть у них мышление оперативного интеллекта, не значит, что они глупые, они умные, они могут знать, где что достать, во все дырки влазить и вылазить, где что продать и прочее, прочее. Но весь ум их уходит, вся энергия уходит на то, что из одного места принести материал в другое место и получить навар, грубо говоря. Условно, там разные есть категории, конечно, профессиональные, примерно торговцы, так они и делают. Логически формально они мыслить не умеют, то есть они не умели раньше в детстве, это не заложено в подростковом возрасте им было, и вот это умение не пришло. Понятное дело, что ассоциативные зоны мозга, которые локализуются формально в логическое мышление, им особо и не нужны. Они начинают, так как все не нужное, оно постепенно начинает деградировать и постепенно уходить, в общем природа не любит таких излишне затратных механизмов, мозг – это энергетическая машина, она требует лишних затрат, чтобы думать, например, 25% у хорошо думающего человека энергии всего организма тратиться на мозговую, на мыслительную деятельность. И понятное дело, что мозг начинает экономить, раз это не используется, значит, это можно рассосать, так сказать, уйти. Это начинает просто рудиминтироваться, лобные и теменные ассоциативные центры, которые ответственны за это, они начинают постепенно деградировать и уходить. Именно с этим связано вот то, что по отношению к нашим предкам кроманьонцам мы потеряли это, но это потерял в среднем, конечно, человек, мы же берем среднего кроманьонца и среднего современного человека. Никто не меряет у конкретного человека теменные или лобные зоны, насколько они там проявлены или не проявлены, мы говорим в среднем, а если мы возьмем разбивку на расовые группы, то ситуация еще хуже. Более или менее у европеоидов так, но хоть они и потеряли 200 кубиков, 1350, примерно, если это средняя масса мозга у европеоидов, но в общем более или менее они сохранили в популяции, у поляков наиболее большой мозг, у голландцев. 
 
А вот если другие расовые группы брать, то здесь обстоит ситуация похуже. У монголоидов еще похуже, там в среднем где-то 1300-1200, вот так вот 50 кубиков мозга, а у негроидов 1200, а у австралоидов 1100 кубиков, а у некоторых групп австралоидов, у коренных австралийцев, которые мы знаем, представители народности Западной Австралии, Южной, фактически до 900 кубиков сокращается мозг. Черепа тасманийцев, они отделились от Австралии как раз благодаря потопу 8 тысяч лет назад, в эту культурную и геологическую изоляцию попали, они разительно отличаются от всей остальной популяции людей, потомки сапиенсов, это и есть сапиенсы, но их черепа настолько похожи на эректусов, которые жили полтора миллиона лет назад на этой планете, что многие антропологи даже поначалу предполагали какие-то смешение, чисто такое, метисацию между эректусами азиатскими, типа питекантропов и сапиенсы. Конечно, такого не было, это ясное дело, а вот, скорее всего, вот эти идеи полицентризма, может быть, который в свое время Вейденрейх провозгласил, тоже они достаточно были популярны в сороковые годы прошлого века. Но, тем не менее, в общем надо признать, что, скорее всего, был иной процесс. Утрата человеческих популяций, оказавшихся в изоляции геологической и культурной, вот тех навыков культуры, тех навыков, может быть, даже и речи, какой-то коммуникации и тем более технологий каких-то, науки, фактически они были утрачены, эти навыки. И их черепа с таким плоским лбом буквально с усеченным, убегающим назад лбом и с выпуклыми надбровными дугами, с мощной жевательной мускулатурой, с крупными зубами, с отсутствием практически подбородочного выступа, вторичной утрате речи, что свидетельствует несомненно, они характерны именно для черепов тасманийцев. Существуют и ныне такие популяции, которые, например, ходят голые, андаманские негритосы не знают огня, потеряли возможность примитивной ловушки, ловят обезьян и вялят их на солнце, фактически рядом вулканы, они их бояться все время, открытого огня, но они очень хорошо лазают по деревьям. 
 

Приобрести книги Александра Белова можно на сайте издательства "Концептуал"https://konzeptual.ru

     

 

      

 

 
* * *
Любое использование материалов допускается только с согласия редакции. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16-ти лет. Достояние Планеты © 2014-2017