Вход

Георгий Сидоров. Русская йога борьбы

Георгий Сидоров о том, почему древнеславянское боевое искусство превосходит все остальные

На чём основана русская школа воинского искусства? Почему она превосходит любые другие системы рукопашного и вооружённого боя? Почему чем слабее стиль, тем больше в нём разрыв между руками, ногами и оружием? Почему в городе Прокопьевске исчезла школа каратэ? Как можно овладеть соперником в бою или сломать его волю перед боем? Что важнее приёмы или психика? Чему должен научиться боксёр Александр Поветкин? У кого китайцы переняли свои боевые искусства? Какую тайну раскрыл китайский мастер Сунь Лутан? Почему в русском боевом искусстве в четырёх движениях умещаются все мировые стили рукопашного боя? Почему русские воины со стороны наблюдают за своим телом? Какие стили больше всего похожи на русское воинское искусство?

Георгий Сидоров, писатель-историк: Когда хотят истину утопить, делают как? Истина, бросают ее куда-то, а потом наваливают кучу хлама сверху. Попробуй, найди эту истину. Примерно, то же самое, и карате, и ушу, и все остальное – это хлам, который туда свалили для того, чтобы люди забыли о законах человеческого тела. Красиво говорить могут многие, но дело то в том, что наша техника – это йога борьбы, это не борьба, это определение, это законы, по которым движется тело человека. Мы не изучаем приемы, у нас нет их. Это я показывал ключи, которые можно использовать, а вообще это, у нас их нет. У нас, мы знаем, как действует, как работает тело человека. Мы изучаем законы движения тела. И все. Чего не один стиль не изучает. Они изучают приемы конкретные, связки изучают, а законов нет. Например, запомни, тебя хватают, допустим, кто-то вцепился, только вцепился, вращайся быстро вокруг собственной оси. И посмотришь, что будет. Они, все, кто в тебя вцепился, полетят, а ты будешь стоять на земле, используя закон. Они все кубарем разлетятся, и не надо никаких бросковых приемов, они просто полетят.

Закон волчка. Ты на земле, а когда вращаешься, ты отрываешь на землю. Все просто. На этом построены все броски наши. Не надо входить специально в какие-то определенные состояния, как дзюдоисты. Это наша техника, русская. Знание законов.

У нас берешь саблю, берешь меч, и у нас нет разницы, что руками работаешь, что мечем. Мы не изучаем приемы отдельно. Посмотришь, чем хреновее стиль, тем, значит руками одно, а оружием другое. А у нас одинаково. Мы специально фехтованию никого не учим. Просто говоришь поправку, так и так, теперь бери и действуй. Он берет и работает. То же самое. Скрутка, раскрутка, переход одной формы в другую. И все, человек моментально начинает работать. В карате этого нет.

Маленькая школа у меня была и я научил четверых кое-чему. Потом у нас раз, пропала, исчезла киу-кишункая школа. Была, была, в городе Прокопьевске и исчезла. Прошло 15 лет, и я встречаю, приезжаю в Прокопьевск, спрашиваю, к одному своему захожу, а он начальником милиции, отдела, рассказывает. А помнишь Георгий школа, киу-кишункая. Помню. А помнишь, она исчезла? Что, что? Это мы сделали. Мы пошли вчетвером набили всем, набили всем и тебе ничего не сказали. А он учился где-то на востоке. То ли в этом, во Владивостоке, то ли где. Вот тебе и все. Один раз, сейчас, я был в Питере ко мне приперлись тоже, эти самые. Я ему сказал: «Тебе что надо?». Потому что я не умею драться. Если я наношу удар, я бью только на поражение, так я устроен. Я тебе глаза выставлю сразу. Хочешь, сразу без глаз останешься, сразу. Хочешь это? Хоть ты десять, хоть двадцать лет занимайся, я тебя без глаз оставлю. Я скажу, что я тебе глаза выну, ты ничего не сможешь сделать с тем, что я с тобой сделаю. Ты, ничего у тебя не получится, потому что я работаю на энергиях определенных, а ты – на теле. У тебя тело, а у меня энергия. А потом я еще могу воздействовать на башку, я могу, остановлю его просто гипнозом, будем так говорить. Просверлю ему башку, и он будет так стоять, растопырив… а я его, что хочу, то и сделаю. Ты понимаешь, о чем речь идет? О разных вещах.

О том, что можно владеть человеком полностью, сломать его волю перед боем, полностью. Он будет стоять, полные штаны наложит и с тобой даже драться не будет. Что такое приемы боя? Это ерунда. Главное – это психика. Это состояние холодной ярости, когда человек смотрит на человека и видит, что перед ним труп. Ты уже знаешь, что это труп и все. И как бы он себя не вел, он все равно труп. И ничего он с тобой не сделает. Труп. Любое его движение ты предугадываешь заранее. Он только трепыхнулся, ты знаешь, что он хочет. Ты его раскрыл, уже полностью распечатал. Он только пропускает, он не может атаковать. Вот в чем дело. Я хочу это все объяснить. Этих боксеров, сколько мне пришлось их колошматить. Он только руки вскинул, уже упал. В чем дело? А я уже сзади него. Как? Вот в чем вопрос. Это та техника, которую мне передали предки когда-то. И я ею всю жизнь живу. У меня жизнь – это адская жизнь. И я, когда молчу, про это не говорю, все хорошо. Как что-то скажу, обязательно находятся те, которые за это надо мной куражатся. Да ты знаешь, да я крутой, да я ушуист, я такой, такой. Я ухожу от этих боев. Мне это абсолютно не надо. Не всегда удается уходить. Бывает за тебя цепляются, начинают тебя выводить. В конце концов кончается дракой. Когда говоришь, ну что, давай, только ты пеняй на себя. Я даже говорю, куда ударю. Знаешь, куда атакую, будешь пах свой защищать. Я тебя не буду бить в пах, один пах. И посмотрим, что с тобой будет. И он пропускает в пах. Я говорю: «Видел. Катаешься, орешь на земле. Теперь, привет, я пошел». И все. Я тебе вот что скажу, чтобы ты понял. Возьми книгу Сун Лутан. Его откровения, Сун Лутана. Она на русском языке напечатана. Его дочь напечатала эту книгу. Значит, Сун Лутан – это президент федерации ушу Китая конца 19 века – начала двадцатого. Он изучил папуасин и таньци, три удановских стиля. Когда он их изучил, он пришел к выводу, что это единый стиль, что китайцы неправильно поняли и разорвали на куски. И он написал, что этот стиль мы, китайцы, взяли у белых богов, у белых людей, у деньлиней, которые были когда-то на севере, мы неправильно его поняли и неправильно его осмыслили. А теперь я это все собрал в кучу и назвал уданпай, что это не наша техника. Вообще все эти стили шаолинсуие, это все звериные стили, это уже второй, это уже не тот, это шаг назад, это шаг назад, который, сделали подражание животным. Это не то. Главное – это удановские стили. Это три главных стиля, даосские стили. У него очень хорошо написано. Он один умудрялся сражаться, дочь пишет, с десятью японскими каратистами. Один старик, которому за восемьдесят, против него молодые парни, десять человек. Он их всех укладывал в одну кучу, работая в этом, в уданпае. А у нас, я тебе больше скажу, всего четыре движения. Почему так просто побеждать? У нас всего четыре движения, больше нет. Всего четыре. Но туда входит айкидо полностью, входит синьи полностью, папуа полностью, чего никто не знает, а это все там, понимаешь. И у нас еще форма воды, которую мало кто знает. Форма воды, которую мы бережем. Мы никому не показываем. Ее тут нет в книге, ее нет. Так, всего на четырех движениях все. Этот крест кельтский. Всего четыре конца, на всем на нем. И само движение по кресту. Все. И ничего нет. Четыре движения. И ничего больше. Просто надо их знать, эти движения. А, туда дзюдо входит, борьба на земле, в дзюдо все входит. Я сейчас кое-что тебе сказал. Хватает быстрый поворот, зацепил и человек летит. Бросок простой. Мы такой головой, всем телом, ногами, коленями, даже зубами. Иногда зубами выхватываешь горло человеку, если возможность есть. И так тоже прием. Такая техника. Это смертельная вещь, которую деды мне рассказали, но я не дерусь, вообще не дерусь. А иногда, меня когда начинают доставать. Я почему иногда с восточниками раньше встречался, потому что во мне говорит русский человек. И когда начинают пресмыкаться, ах китайцы, а эти. Я говорю: «Пошли вы на хрен, китайцы. Пока ты подумаешь, я тебе успею устроить такую баню». Дело в чем, они, все-таки, головой думают. А мы то не думаем вообще. Ты со стороны наблюдаешь за своим телом. Работает инстинкт. Все на инстинкте. Почему легко учить? У меня Марина все легко это выучила. Потому что всего четыре движения. Они очень легко входят в подсознание. Элементарно, проваливаются в подсознание и все, сразу. Тебя если взять, ты через год будешь страшным мужиком, ты… тебе надо будет давать разрешение по городу ходить, потому что на самом деле, любое движение, какое на тебе где-то, ты моментально будешь реагировать, ты будешь вышибать, либо горло рубить, смертельно либо так, либо так. Какая штука. На наш стиль похоже, стиль кадышкикова похож. Но он белее медленный, на сколько я знаю, это иранская система асатинов и кшатырев индийских. Это близко к нему. Это один и тот же этот самый… и не надо приемов никаких вообще, просто знание законов, как движется тело человеческое.

 

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии